Испания Español English Russian Facebook
Биржа комментариев и социального продвижения
  Логин or Регистр
Навигация
· Главная
· Архив новостей
· Аккаунт
· Гостевая
· Веб-камеры Испании
· Blog
· Знакомства
· Радио Испании
· Реклама
· Рекомендовать
· Книги Музыка Видео
· Контакт
· Испания
· FAQ
· Google Испания
· Google España
· Google Spain
· Новости Испании
· Погода в Испании
· Опросы
· Поиск
· Пользователи
· Отзывы туристов
· Ссылки
· Статистика
· Форум
· Топ
· Темы новостей
· PDA
· TV Испании
· Экспорт новостей
· Энциклопедия
· Журналы
· Девушка дня
Испания
· Испания
· Государство Испания
· География Испании
· История Испании
· Климат Испании
· Карты Испании
· Природа Испании
· Население Испании
· Образование в Испании
· Регионы Испании
· Туризм в Испанию
· Недвижимость в Испании
· Испанская музыка
· Культура Испании
· Экономика Испании
· Мода и красота в Испании
· Евровидение Испания
· Общество Испании
· Испанский Интернет
· Иммиграция в Испанию
· Международные отношения
· Спорт в Испании
· Бизнес в Испании
· Работа в Испании
· Политика в Испании
· Madrid Мадрид
· Barcelona Барселона
· Andalucía Андалусия
· Catalunya Cataluña Каталония
Реклама
FriendFinder
Гражданская война





17 июля 1936 г. восстает военный гарнизон в Марокко под руководством генерала Франко, за ним следуют мятежи в нескольких гарнизонах по всей стране. Националистов генерала Франко поддерживают монархисты, церковь, а также правое крыло фалангистов (испанских фашистов). Либералы, коммунисты, социалисты и анархисты встают на сторону правительства. Гражданская война длится три года: с 1936 по 1939. Юг и запад быстро переходят в руки мятежников, но Мадрид и промышленные север и восток страны остаются преданными республиканскому правительству.

Эта гражданская война — одна из самых горьких и кровавых страниц испанской истории и первая современная война. Пришедшая на помощь Франко нацистская Германия продемонстрировала свою мощь. В бомбардировках было уничтожено мирное население Герники и Дуранго. Несмотря на тайную помощь Советского Союза и тысячи добровольцев, сражавшихся в Интернациональных Бригадах, республиканцы не могли противостоять профессиональной армии, опиравшейся на помощь фашистской Италии и нацистской Германии. Каталония пала в январе 1939 г. Мадрид формально не сдался, но его сопротивление постепенно было сведено на нет.

Обеспокоенные коммунистической угрозой, правые стали готовиться к войне. Генерал Эмилио Мола и другие военачальники, включая Франко, составили антиправительственный заговор. Основанная в 1933 фашистская партия Испанская фаланга использовала свои террористические отряды для провоцирования массовых беспорядков, которые могли бы послужить поводом для установления авторитарного режима. Реакция левых способствовала раскручиванию спирали насилия. Убийство 13 июля 1936 лидера монархистов Хосе Кальво Сотело послужило подходящим поводом для выступления заговорщиков.

Мятеж удался в провинциальных столицах Леона и Старой Кастилии, а также в таких городах, как Бургос, Саламанка и Авила, но был подавлен рабочими в Мадриде, Барселоне и промышленных центрах Севера. В крупных городах Юга – Кадисе, Севилье и Гранаде – сопротивление было потоплено в крови. Мятежники взяли под контроль приблизительно треть территории Испании: Галисию, Леон, Старую Кастилию, Арагон, часть Эстремадуры и Андалусский треугольник от Уэльвы до Севильи и Кордовы.

Мятежники столкнулись с неожиданными трудностями. Войска, посланные генералом Мола против Мадрида, были остановлены рабочей милицией в горах Сьерра-де-Гвадаррама к северу от столицы. Самый сильный козырь мятежников, африканская армия под командованием генерала Франко, была блокирована в Марокко республиканскими военными судами, экипажи которых подняли бунт против офицеров. Мятежникам пришлось обратиться за помощью к Гитлеру и Муссолини, которые предоставили авиацию для переброски войск Франко из Марокко в Севилью. Мятеж перерос в гражданскую войну. Республика, напротив, была лишена поддержки со стороны демократических государств. Перед угрозой внутренней политической конфронтации под давлением Великобритании, опасавшейся спровоцировать мировую войну, премьер-министр Франции Леон Блюм отказался от своих прежних обещаний помочь республиканцам, и те были вынуждены обратиться за помощью к СССР.

Получив подкрепление, мятежники-националисты предприняли две военные кампании, которые резко улучшили их положение. Мола ввел войска в Баскскую провинцию Гипускоа, отрезав ее от Франции. Тем временем африканская армия Франко быстро продвинулась на север в сторону Мадрида, оставляя за собой кровавые следы, как, например, в Бадахосе, где были расстреляны 2 тыс. пленных. К 10 августа обе ранее разрозненные группировки мятежников соединились. Они значительно укрепили свои позиции в августе-сентябре. Генерал Хосе Энрике Варела наладил связь мятежных группировок в Севилье, Кордове, Гранаде и Кадисе. У республиканцев таких успехов не было. Мятежный гарнизон Толедо все еще находился в осаде в крепости Алькасар, а войска анархистской милиции из Барселоны 18 месяцев тщетно пытались отвоевать Сарагосу, которая быстро сдалась мятежникам.

21 сентября на аэродроме близ Саламанки ведущие мятежные генералы встретились, чтобы избрать главнокомандующего. Выбор пал на генерала Франко, который в тот же день перебросил войска от предместий Мадрида на юго-запад к Толедо, чтобы освободить крепость Алькасар. Хотя он безвозвратно потерял шанс захватить столицу до того, как она подготовилась к обороне, он смог упрочить свою власть внушительной победой. Кроме того, затянув войну, он отвел время для проведения политических чисток на захваченной им территории. 28 сентября Франко был утвержден главой националистического государства и сразу установил в зоне своего контроля режим единоличной власти. Напротив, республика испытывала постоянные затруднения из-за сильных разногласий между блоком коммунистов и умеренных социалистов, стремившимся укрепить оборону, и анархистами, троцкистами и левыми социалистами, призывавшими к социальной революции.

Оборона Мадрида

7 октября африканская армия возобновила наступление на Мадрид, переполненный беженцами и страдавший из-за нехватки продовольствия. Промедление Франко подняло героический дух защитников столицы и дало возможность республиканцам получить вооружение из СССР и пополнение в форме добровольческих интернациональных бригад. К 6 ноября 1936 франкистские войска приблизились к предместьям Мадрида. В тот же день республиканское правительство переехало из Мадрида в Валенсию, оставив в столице войска под командованием генерала Хосе Миахи. Его поддерживало Управление по обороне, в котором преобладали коммунисты. Миаха сплотил население, тогда как его начальник штаба, полковник Висенте Рохо, организовал городские отряды обороны. К концу ноября Франко, несмотря на помощь первоклассно подготовленных немецких подразделений легиона «Кондор», признал провал своего наступления. Осажденный город продержался еще два с половиной года.

Тогда Франко изменил тактику и предпринял ряд попыток окружить столицу. В сражениях у Боадильи (декабрь 1936), Харамы (февраль 1937) и Гвадалахары (март 1937) ценой огромных потерь республиканцы остановили его войска. Но даже после поражения при Гвадалахаре, где было разбито несколько регулярных дивизий итальянской армии, мятежники удерживали за собой инициативу. Весной и летом 1937 они без труда захватили всю северную Испанию. В марте Мола повел 40 тыс. солдат в наступление на Страну Басков, поддерживаемый опытными специалистами по террору и бомбежкам из легиона «Кондор». Самой чудовищной акцией стало уничтожение 26 апреля 1937 Герники. Эта варварская бомбардировка сломила моральный дух басков и разрушила оборону баскской столицы Бильбао, которая капитулировала 19 июня. После этого армия франкистов, усиленная итальянскими солдатами, 26 августа захватила Сантандер. Астурия была оккупирована в течение сентября-октября, что поставило промышленность Севера на службу мятежникам.

Висенте Рохо пытался приостановить массированное наступление франкистов серией контратак. 6 июля в Брунете, к западу от Мадрида, 50 тыс. солдат-республиканцев прорвали вражескую линию фронта, но националисты сумели заткнуть брешь. Ценой неимоверных усилий республиканцы отсрочили окончательный прорыв на севере. Позднее, в августе 1937, Рохо предпринял смелый план окружения Сарагосы. В середине сентября республиканцы начали наступление в Бельчите. Как и в Брунете, сперва у них было преимущество, а затем не хватило сил для нанесения решающего удара. В декабре 1937 Рохо нанес упреждающий удар по Теруэлю, надеясь отвлечь войска Франко от очередной атаки на Мадрид. Этот план сработал: 8 января, в самые холода, республиканцы захватили Теруэль, но 21 февраля 1938 после шестинедельного обстрела тяжелой артиллерией и бомбежек были вынуждены отступить под угрозой окружения.

Окончание войны

Свою победу франкисты упрочили новым наступлением. В марте 1938 почти 100 тыс. солдат, 200 танков и 1 тыс. немецких и итальянских самолетов начали наступление через Арагон и Валенсию на восток по направлению к морю. Республиканцы выдохлись, у них не хватало вооружений и боеприпасов, а после поражения в Теруэле были деморализованы. К началу апреля мятежники достигли Лериды, а затем спустились по долине р.Эбро, отрезав Каталонию от остальной части республики. Вскоре после этого они вышли к побережью Средиземного моря.

В июле Франко предпринял мощное наступление на Валенсию. Упорная борьба республиканцев замедлила его продвижение и измотала силы фалангистов. Но к 23 июля франкисты находились менее чем в 40 км от города. Валенсия оказалась под прямой угрозой захвата. В ответ Рохо предпринял эффектный отвлекающий маневр, начав крупное наступление через р.Эбро, чтобы восстановить связь с Каталонией. После отчаянной трехмесячной битвы республиканцы достигли Гандесы в 40 км от исходных позиций, но остановились, когда в этот район были переброшены подкрепления фалангистов. К середине ноября с огромными потерями в живой силе республиканцы были отброшены назад. 26 января 1939 капитулировала Барселона. 4 марта 1939 в Мадриде командующий республиканской армией центра полковник Сехизмундо Касадо поднял мятеж против республиканского правительства, надеясь прекратить бессмысленное кровопролитие. Франко наотрез отказался от его предложений о перемирии, и войска начали сдаваться по всей линии фронта. Когда 28 марта националисты вошли в опустевший Мадрид, 400 тыс. республиканцев начали исход из страны. Победа фалангистов привела к установлению диктатуры Франко. Более 1 млн. человек попало в тюрьмы или трудовые лагеря. Кроме 400 тыс., погибших во время войны, в период с 1939 по 1943 были казнены еще 200 тыс. человек.

Мать порядка

Анархисты убеждали испанский народ, что уже построили коммунизм, а потому поверившие им крестьяне бросали стратегические запасы продовольствия на ветер В конце 20-х годов Испания все глубже погружалась в пучину политического кризиса. В 1931 году в стране пала монархия, но республиканский режим был чрезвычайно слаб, причем одной из главных сил, раскачивавших лодку, были анархо-синдикалисты, которые мечтали о "либертарном коммунизме" -- обществе без эксплуатации, без государства, без частной собственности и без денег. Один из анархистских активистов -- Пепе Переха -- так выражал общий настрой своих единомышленников: "Все зло этого мира происходит от денег. Не было бы денег, не было бы и войны и всего такого. Как много преступлений не было бы совершено! Общественное развитие покажет, что людям деньги не нужны". Зато как быть после отмены денег, Переха, как и его товарищи, представлял довольно смутно: "Можно было бы устроить обмен между народами -- каждый давал бы один товар за другой по справедливой цене". Кто и как будет определять "справедливую цену", анархисты не задумывались, а потому смогли зайти в своем экспериментировании значительно дальше большевиков, которые так и не дерзнули прекратить хождение денежных знаков.

Пока бесчисленные испанские социалисты, коммунисты, троцкисты и анархо-синдикалисты спорили, каким путем нужно строить социализм, немногочисленные, но хорошо организованные испанские правые готовились действовать. В июле 1936 года армия подняла мятеж против республики, но взять под контроль всю страну не смогла. В Испании началась гражданская война, причем анархисты сочли, что их революция уже победила, и взялись строить коммунизм в отдельно взятых селениях, городах и провинциях. Арагон и Каталония оказались под почти полным контролем анархистов и очень скоро почувствовали вкус новой жизни.

В столице Каталонии Барселоне анархисты "социализировали" все предприятия от заводов до сапожных мастерских и парикмахерских и ввели монополию на все виды торговли, включая торговлю яйцами и молоком. Хозяева предприятий зачислялись в штат своих предприятий на правах наемных работников. Руководить промышленностью отныне должен был союз анархистских профсоюзов, который начал свою деятельность с "укрупнения промышленности". На практике это означало, что большая часть предприятий закрывалась, а оставшиеся получали в свое распоряжение весь инвентарь и всю рабочую силу закрывшихся. Например, 90% парикмахерских были закрыты, а все бритвы, ножницы и зеркала были свезены в оставшиеся 10%. Впрочем, проводя экспроприацию, анархисты вовсе не хотели зла "буржуям". Напротив, они верили в то, что освобождают бывших бизнесменов от ненужных хлопот. "Когда частная собственность и свобода торговли исчезнут,-- писала анархистская газета Solidaridad Obrera,-- мы избавим множество мелких хозяев от бесконечного страха перед убытком и разорением".

Однако ближе всего к своему идеалу анархисты подошли в деревне. Почти все деревни Арагона и Каталонии объявили себя самоуправляющимися коммунами, и во многих коммунах первым делом были отменены деньги. Об одной из коммун, расположившейся в арагонском городке Фраге, местная газета писала: "Здесь, во Фраге, вы можете бросать банкноты на улице, и никто не обратит внимания. Рокфеллер, если ты приедешь во Фрагу со всем своим банковским счетом, ты не сможешь здесь купить даже чашку кофе! Деньги -- твой бог и твои слуги -- здесь отменены, и люди счастливы".

Поскольку анархисты выступали против всякой унификации, в каждой деревне деньги отменяли по-своему. Так, в деревне под названием Кастро люди вообще забыли, что такое обмен. "Главный принцип анархистского режима в Кастро -- это отмена денег,-- писал побывавший в Испании француз.-- Зарплата, разумеется, тоже отменена. Нельзя сказать, что вместо денег им платят хоть чем-нибудь. Труд вообще не оплачивается, местным жителям раздают еду прямо с деревенских складов. При этой системе жители питаются, пожалуй, даже хуже, чем это было раньше".

Однако в большинстве коммун за работу платили особыми чеками, которые в разных местах назывались купонами или бонами. Другой иностранец, побывавший в деревне Алькора, так описывал эту систему: "Каждая семья и каждый бессемейный человек получает карточку. На этой карточке каждый день делаются отметки по месту работы, поэтому никто здесь не отлынивает от работы, ведь купоны распределяются в зависимости от количества отметок на карточке". На купоны можно было приобрести на общественном складе все, что там могло находиться. Единственное, чего нельзя было сделать, так это обменять их на настоящие деньги без согласия анархистской администрации.

Отношения между коммунарами и администрацией складывались весьма неоднозначно. С одной стороны, новая власть всячески демонстрировала, что властью не является. Так, в одном городке анархистский мэр разработал особый ритуал анархистской свадьбы. Однажды ему пришлось регистрировать сразу четыре гражданских брака. Мэр скрупулезно заполнил полагающиеся бумаги, после чего торжественно разорвал документы и осыпал молодых рваными бумажками, словно конфетти. С другой стороны, жители коммун оказались всецело зависящими от своих анархических властей, ведь теперь, чтобы, например, вызвать врача из города, нужно было доказывать руководству коммуны, что болезнь действительно имеет место.

Испанские крестьяне приняли новую систему не без удовольствия, поскольку настоящих денег и раньше видели немного, а "социализация" помещичьих земель давала некоторую выгоду. Еще больше были рады сами анархисты, которые наконец дали простор своей административной фантазии. 24 декабря 1936 года испанский коммунист Кодовилья, известный как товарищ Луис, жаловался на анархистов на заседании Коминтерна в Москве: "Там, где анархисты взяли руководство предприятиями в свои руки и организовали производственные комитеты, они насаждают неслыханный бюрократизм. В Каталонии члены этих производственных комитетов ведут себя как новоявленные богачи, по целым дням они разъезжают на машинах, носятся с места на место, и никто толком не знает, чем они заняты". Сельские коммуны, превращенные в безденежные общества, на поверку оказывались вполне выгодными коммерческими предприятиями, доход от которых шел напрямую в анархистские карманы. "В Валенсии было несколько случаев,-- рассказывал товарищ Луис,-- когда анархисты забирали весь урожай апельсинов, продавали его на каталонском рынке, деньги оставляли себе, а крестьянам оставляли боны. В Хаэне они проделали то же самое с продукцией оливкового масла". "Социализированные" предприятия тоже искали рыночную выгоду. Так, текстильные фабрики, попавшие под контроль анархистов, вместо шинелей и обмоток для сражающихся республиканских армий производили тонкие ткани, предназначенные на экспорт.

Хуже всего было то, что, пока анархисты экспериментировали с "либертарным коммунизмом", в Испании продолжалась кровавая гражданская война. Военные мероприятия анархистов беспокоили товарища Луиса сильнее всего: "Арагонский фронт -- худший из фронтов. Здесь свирепствует анархия. Операции проводятся в жизнь только с согласия анархистов, а так как анархисты никогда не бывают согласны, то и операций никаких нет... Из снабжения, отправленного на фронт, половина пропадает в дороге. То же происходит с амуницией". Происходившее в Арагоне и Каталонии беспокоило не только Коминтерн, но и Кремль вместе с его всесильным хозяином, ведь Советский Союз, оказывая существенную помощь республиканцам, поставил в Испании на карту свой военный и политический престиж. В итоге в Москве решили, что республиканский тыл нужно укрепить, и испанские коммунисты получили карт-бланш на наведение порядка. В мае 1937 года республиканские войска в союзе с коммунистами после тяжелых боев со своими вчерашними союзниками взяли Барселону, а также прошли по Арагону и Каталонии, распуская коммуны и расстреливая анархистов. Впрочем, это была последняя победа республиканских войск. В марте 1939 года войска генерала Франко заняли Мадрид, и левым экспериментам в Испании пришел конец.

К 1936 году в Испании было сожжено 160 церквей, было совершено 267 громких политических убойств и 1287 попыток громких политических убийств. Разгромлены 10 редакций газет и 69 штаб–квартир разных партий. Очень похоже на то, что было в Италии и Германии перед приходом к власти Муссолини и Гитлера.

Путч Франко в Испании принёс в европейскую политику новое качество. Главные европейские страны (Франция и Англия, а под их давлением Германия и Италия) заявили о невмешательстве в конфликт, и СССР присоединяется к политике невмешательства. Однако Гитлер и Муссолини, пренебрегая собственными обещаниями и возможной критикой, посылают в помощь Франко свои войска. После открытого вмешательства Германии, Италии и Португалии на стороне Франко, положение правительства Испании становилось катастрофическим, и стремясь избежать внутрипартийной критике о предательстве интересов международного пролетариата, Сталин соглашается на помощь республиканцам и со стороны Советского Союза: поставками оружия через Мексику и строго секретной отправкой военнослужащих. Численность советских военнослужащих за весь 1937 год не превышала одновременно 150 человек, в то время как войска Италии и Германии насчитывали там, соответственно, по 40 и 20 тысяч человек. Но уже в конце февраля 1937 года, под давлением Англии и Франции, СССР присоединился к обязательству о воспрещении посылки добровольцев в Испанию. Ещё через два года испанские республиканцы потерпели поражение. Есть сведения, что в конце 1937 года Политбюро пришло к выводу, что для СССР более выгодно иметь в Испании равновесие сил, сковывая Гитлера как можно дольше.

Путчисты в Испании победили потому, что имели решительного и умного лидера, создали более эффективную, лучше тренированную и экипированную армию, чем республиканцы. Они нашли собственную идеологию консерватизма. Путчисты строили свою армию вокруг ядра ветеранов. У республиканцев не нашлось ни сильного лидера, ни целостной единой идеи; надо также сказать, что правительство Народного Фронта ещё до путча не смогло справиться с экономическим кризисом. Ну и, конечно, огромную подрывную роль сыграла разрушительная деятельность марксистов–троцкистов. Эти причины победы франкистов во многом сходны с причинами победы большевиков в Гражданской войне в России.

1936

октябрь

Декрет о преобразовании испанской народной милиции в регулярную армию.

октябрь - ноябрь

Сражение республиканских войск с мятежниками на подступах к Мадриду.

28 ноября

Подписание секретного договора о сотрудничестве между испанскими мятежниками и фашистской Италией.

1937

19 - 20 марта

Разгром мятежников и интервентов испанскими республиканцами под Гвадалахарой.

20 марта

Подписание соглашения о сотрудничестве между испанскими мятежниками и Германией.

17 мая

Образование в Испании правительства во главе с Х. Негрином.

1938

13 июня

Закрытие правительством Франции франко-испанской границы.

1939

27 февраля

Признание Англией и Францией правительства Франко и разрыв ими дипломатических отношений с республиканским правительством Испании.

4 - 5 марта

Мятеж против Республики в Картахене и Мадриде.

28 марта

Вступление в Мадрид войск интервентов и Франко.









© Испания

Опубликовано: 2005-09-26 (11443 Прочтено)

[ Вернуться назад ]
Знакомства с иностранцами
Espana Spain Испания Spain.org.ru
Инфо, новости, фото Испании, туризм, недвижимость, знакомства в Испании, испанский язык