Испания Español English Russian Facebook
Travel Girls
  Логин or Регистр
Навигация
· Главная
· Архив новостей
· Аккаунт
· Гостевая
· Веб-камеры Испании
· Blog
· Знакомства
· Радио Испании
· Реклама
· Рекомендовать
· Книги Музыка Видео
· Контакт
· Испания
· FAQ
· Google Испания
· Google España
· Google Spain
· Новости Испании
· Погода в Испании
· Опросы
· Поиск
· Пользователи
· Отзывы туристов
· Ссылки
· Статистика
· Форум
· Топ
· Темы новостей
· PDA
· TV Испании
· Экспорт новостей
· Энциклопедия
· Журналы
· Девушка дня
Испания
· Испания
· Государство Испания
· География Испании
· История Испании
· Климат Испании
· Карты Испании
· Природа Испании
· Население Испании
· Образование в Испании
· Регионы Испании
· Туризм в Испанию
· Недвижимость в Испании
· Испанская музыка
· Культура Испании
· Экономика Испании
· Мода и красота в Испании
· Евровидение Испания
· Общество Испании
· Испанский Интернет
· Иммиграция в Испанию
· Международные отношения
· Спорт в Испании
· Бизнес в Испании
· Работа в Испании
· Политика в Испании
· Madrid Мадрид
· Barcelona Барселона
· Andalucía Андалусия
· Catalunya Cataluña Каталония
Реклама
Travel Girls
Чужая война? Новый взгляд на участие русской эмиграции в испанской гражданской войне (1936–1939)





В этом году исполняется 70 лет со дня начала восстания испанской армии против правительства Испанской Республики. Восстание стало началом долгой и кровопролитной гражданской войны, которая, к сожалению, является одной из самых малоизученных войн в истории ХХ в. Возможно, главной причиной этого стала вскоре начавшаяся Вторая мировая война (1939–1945 гг.), ведь она по своему размаху и количеству жертв намного опередила все другие войны в истории человечества.

17 июля 1936 г. части испанской Африканской армии подняли вооруженный мятеж против республиканского правительства Народного фронта. Во главе восставших стояли известные генералы Санхуро, Мола и Франко. К Африканской армии присоединились гарнизоны в метрополии, а также испанские монархисты и фашисты. Вскоре генерал Франсиско Франко стал безусловным лидером восстания и восставших стали называть франкистами.
Верность республике сохранила небольшая часть испанской армии, почти весь военно-морской флот Испании и большая часть военной авиации. На защиту республики встали испанские анархисты и марксисты из ПОУМ. Первыми иностранцами, вступившими в республиканскую армию, стали спортсмены-рабочие, прибывшие на Рабочую Олимпиаду в Барселону. Из-за мятежа Олимпиада не состоялась, но ряд спортсменов-социалистов организовали 8 иностранных подразделений в составе республиканской народной милиции (1).

В годы Гражданской войны на испанской земле с новой силой разгорелась смертельная схватка между коммунизмом, социализмом и анархизмом, с одной стороны, и монархизмом, национализмом и фашизмом, с другой. Взоры всего мира были прикованы к Пиренейскому полуострову – война в Испании никого не оставила равнодушным. Различные государства поддерживали одну из воюющих сторон: страны с левыми режимами и правительствами встали на сторону Испанской Республики, а тоталитарные государства с правыми режимами поддержали восставших националистов. Из-за границы в Испанию прибывали не только грузы и гуманитарная помощь, но и иностранные добровольцы.

 
Иностранные добровольцы в республиканской армии служили преимущественно в составе т. н. Интернациональных бригад, а иностранные добровольцы в армии националистов – в составе испанского Иностранного легиона и в различных милицейских частях. Одним из парадоксов этой войны стало то, что комплектование иностранными гражданами Интернациональных бригад и Иностранного легиона происходило на основе одного и того же указа от 28 января 1920 г. «О создании Иностранного легиона» (2).
Во время войны в Испании оказалось небольшое количество наших соотечественников, из числа тех, кто ушел в вынужденное изгнание после окончания Гражданской войны в России. Некоторые из них оказались в рядах республиканской армии. Русские эмигранты, вступившие в годы войны в республиканскую армию, ассоциировались у испанцев с советскими военными специалистами, прибывшими в Испанию по заданию советского правительства, и потому их называли «лос рохос» – красные.
 
Другие белоэмигранты, за 16 лет изгнания не смирившиеся с коммунизмом, вступили в ряды армии генерала Франко. Испанцам, видевшим военную помощь Советского Союза и далеко не всегда знавшим о русском зарубежье, трудно было понять присутствие русских на стороне националистов. Однако вскоре испанцы смогли понять разницу между советскими и русскими добровольцами и стали называть последних «руссо бланко» – белые русские.
Как же могло случиться, что через 16 лет после окончания Гражданской войны в России русская эмигрантская диаспора разделилась на красных и белых? Чем стала Гражданская война в Испании для русских изгнанников? Была ли она для них чужой или стала продолжением Гражданской войны в России?
 
Участие русских эмигрантов в испанской Гражданской войне в последнее нашло заметное отражение в исторической науке (3). Несмотря на большую исследовательскую работу, проведенную отечественными историками, некоторые аспекты участия русских эмигрантов в испанской войне еще не освещены должным образом.
В первую очередь это касается численности эмигрантов, принявших участие в войне. Большая часть историков, изучавших службу эмигрантов в армии националистов, определяет численность русских добровольцев в армии Франко в 72 человека. Количество эмигрантов в республиканской армии колеблется у разных авторов от пятидесяти человек до нескольких сотен. К наименее освещенным аспектам участия эмиграции в испанской войне можно также отнести причины, побудившие русских эмигрантов вновь взяться за оружие и считать испанскую Гражданскую войну своей.
 
К середине 1930-х гг. очаги русской эмиграции рассеялись по всему миру, наиболее многочисленные колонии бывших подданных Российской империи существовали во Франции, Германии, на Дальнем Востоке и Балканах.
Количество русских эмигрантов, постоянно проживавших в эти годы в Испании, на взгляд автора данной статьи, не превышало и 200 человек.
 
Некоторое количество русских эмигрантов, бывших военнослужащих белых армий, вступило в испанский Иностранный легион еще задолго до начала Гражданской войны в этой стране. Уже в 1925 г. один из функционеров РОВСа генерал А.В. Туркул пытался определить на службу в испанский Иностранный легион большую группу чинов своего Дроздовского объединения4. Однако негативное отношение генерала Врангеля к этой инициативе помешало массовой вербовке русских в легион. Но русские в испанском Иностранном легионе все же были. Достоверно известно о вступлении в легион нескольких офицеров русской авиации, отличившихся в годы Первой мировой и Гражданской. Существует, правда, и прямо противоположное мнение о числе эмигрантов в Ино/48/странном легионе. Один из очевидцев событий – испанский профессор Е. Афенио в интервью харбинской газете «Наш путь» рассказал о том, что русские составляли самый большой процент служащих в Иностранном легионе, и что восстание вспыхнуло в Мелилье и Сеуте, где «стояли части исключительно состоявшие из русских эмигрантов» (5). Не вызывает сомнения, что части легиона, «состоявшие из русских эмигрантов», являются безусловным преувеличением, но интервью профессора заставляет нас предполагать о заметном числе русских в легионе уже накануне восстания.
При подсчете общего количества русских добровольцев в армии Франко принято руководствоваться фундаментальным трудом участника событий А.П. Яремчука, содержащим поименный список русских добровольцев (6). Используя работу этого автора, отечественные исследователи упускают из виду информацию, почерпнутую Яремчуком из советской газеты, в которой была опубликована статья Кольцова, содержащая список из 128 эмигрантов в армии Франко (7). Кроме того, в настоящее время появилась возможность воспользоваться зарубежными источниками и архивными документами.
 
Результатом этого стали дополнительные сведения о русских добровольцах, сражавшихся на стороне генерала Франко. В испанских архивах были обнаружены новые сведения о службе 12 русских добровольцев в составе Итальянского корпуса добровольческих войск (8). В фондах отечественных архивов найдена информация о двух отрядах эмигрантов, сформированных в Германии для отправки в Испанию (9).
 
Завышенное число русских эмигрантов в республиканской армии впервые появилось в воспоминаниях советских военспецов. Так, А.А. Ветров в своих воспоминаниях рассказывает нам о том, что «в республиканской армии сражались сотни русских эмигрантов» (10). Приняв воспоминания советских военспецов за основу, некоторые отечественные авторы увеличили количество эмигрантов в республиканской армии до тысячи человек (11). Для установления истинного числа эмигрантов-республиканцев вновь обратимся к архивным документам.
В аналитической справке штаба интернациональных бригад от 1 мая 1938 г. говорится о наличии лишь 80 русских эмигрантов в составе интернациональных бригад на тот момент (12). Этот же документ указывает и общее число «русских» эмигрантов, прошедших через интербригады в период с июля 1936 г. по апрель 1938 г. включительно – всего 340 человек. При этом в число русских добровольцев были включены еврейские волонтеры из Палестины, а также польские и украинские добровольцы. Вероятно, знание русского языка вышеуказанными группами лиц и стало причиной для записи их в категорию русских добровольцев.
 
Итак, попытаемся подвести итоги. Архивные документы позволяют нам предположить, что общая численность эмигрантов, сражавшихся за Франко, составляла около 150–170 человек, а численность русских эмигрантов в республиканской армии вряд ли превышала 100–150 человек.
Отношение русской эмиграции к Гражданской войне в Испании было неоднозначным. Симпатии правых были целиком на стороне Франко, а левые поддержали испанских республиканцев. Но было у всех эмигрантов и нечто общее – все они рассматривали противостояние в Испании сквозь призму Гражданской войны в России. Бывший глава Временного правительства А.Ф. Керенский в своих статьях сравнивал восстание генерала Франко с выступлением генерала Корнилова в 1917 г. Генерал-лейтенант Е.К. Миллер – руководитель Русского Обще-Воинского союза, крупнейшей эмигрантской военной организации, вообще считал испанскую войну «продолжением нашей Белой борьбы» (13). Вскоре с легкой руки русских эмигрантов-журналистов, восставших испанских националистов стали называть «белыми», а территорию занятую ими – «Белой Испанией» (14).
 
Большую часть русских добровольцев в армии националистов составляли активисты РОВСа, в прошлом
офицеры белой армии, сражавшиеся преимущественно на юге России. Большинство добровольцев, вступивших в республиканскую армию, были членами «Союза возвращения на Родину», являвшегося филиалом французской коммунистической партии и советского ГПУ. Среди эмигрантов-республиканцев было немного бывших офицеров белых армий, преобладали, в основном, молодые люди (среди них был даже сын Бориса Савинкова – Лев Савинков), родившиеся или выросшие уже за пределами России. Существуют и информация о бывших чинах Русского экспедиционного корпуса во Франции, служивших в составе интербригад (15).
Среди русских эмигрантов, прибывших в Испанию, наряду с идеалистами, были и откровенные авантюристы,
и даже обыкновенные наемники. К примеру, 6 летчиков-белоэмигрантов вступили в республиканскую эскадрилью «Эспанья» сформированную известным французским писателем Андрэ Мальро из европейских наемников. Зарплата этих авиаторов составляла 50 000 французских франков в месяц16, в то время как русские добровольцы на офицерских должностях в иностранном легионе получали всего лишь 1200 испанских песет (около 1800 французских франков по тогдашнему курсу) в месяц (17).
 
Моральные аспекты вступления эмигрантов во враждующие армии также очень интересны. Большинство
эмигрантов в лагере националистов считали что, сражаясь с левыми в Испании, они приближают час освобождения своей Родины от коммунистов. Через 15 лет изгнания им вновь представилась возможность сразиться с /49/ врагами, лишившими их Отечества. Служба в армии Франко для русских добровольцев была мотивирована ненавистью к коммунизму, желанием бороться с ним, и не допустить дальнейшего распространения марксистских идей в Европе.
Среди русских эмигрантов-республиканцев наиболее идейными были члены «Союза возвращения на Родину», отправлявшиеся в Испанию бороться с фашизмом. «Беспартийные» эмигранты, вступая в республиканскую армию, надеялись своей доблестью заслужить право возвращения на Родину – в СССР. Причем это отмечали даже иностранные журналисты-современники, писавшие об Испании (18). Еще одну интересную деталь облика эмигрантов-республиканцев отмечают как советские, так и эмигрантские источники. Речь идет о глубоком внутреннем надломе, произошедшем в душе этих эмигрантов. Примирившись с советской властью, они желали лишь одного – возвращения на Родину. Однако большая часть русской эмиграции не поняла трагедии этих людей и считала их предателями и изгоями. Один из офицеров-эмигрантов так охарактеризовал своего родного брата, отправившегося в республиканскую Испанию: «Он в Париже отбился от рук, вел знакомство со всякой сволочью и вот результат» (19).
 
Для вступления во враждующие армии многим эмигрантам пришлось проделать нелегкий путь. Трудности встречали наших соотечественников уже при сборе необходимых документов. Так, для добровольцев, отправляющихся в армию франкистов, непременным условием было наличие Нансеновского паспорта и сертификата, подписанного генералом Миллером. Нансеновский паспорт требовался для оформления виз, а сертификат, выдаваемый руководителем РОВСа по рекомендации начальника отдела РОВСа или председателя организации, входящей в РОВС, был свидетельством благонадежности (20). Первые русские добровольцы, отправлявшиеся в армию Франко, смогли избежать этой волокиты, нелегально перейдя франко-испанскую границу с помощью контрабандистов. После закрытия Францией своей границы с Испанией всем русским добровольцам-националистам из этой страны пришлось пробираться в армию Франко нелегально.
Эмигрантам-республиканцам тоже требовалось пройти проверку на благонадежность – представить рекомендации от членов французской компартии или пройти собеседование с функционерами «Союза возвращения на Родину». Однако французское правительство не чинило препятствий добровольцам, отправлявшимся на защиту Испанской Республики. Их отправка проходила совершенно легально и с большим размахом – для добровольцев бронировались пароходы и целые поезда. Так, небольшая группа русских эмигрантов в октябре 1936 г. отправилась в Испанию на поезде вместе с другими иностранными добровольцами (21).
Чужая гражданская война разделила теперь уже русскую эмиграцию на белых и красных. Весь трагизм новой братоубийственной войны наглядно продемонстрировало то, что в годы испанской войны 3 русских генерала-эмигранта находились в армии Франко и 3 – в армии республики. На примере генеральских судеб мы постараемся проследить участие русской эмиграции в испанских событиях.
 
Одним из первых русских добровольцев в армию генерала Франко прибыл генерал-майор Анатолий Владимирович Фок (1879–1937 гг.). Гражданскую войну генерал Фок закончил в должности инспектора артиллерии 2-го армейского корпуса. Вместе с Русской армией Врангеля генерал пережил «галлиполийское сидение» и затем поселился в Болгарии. Вскоре обстоятельства вынудили его переехать во Францию, где он стал играть заметную роль в руководстве РОВСа. Будучи сторонником активной борьбы с коммунизмом генерал Фок участвовал в т. н. «бунте маршалов» – выступлении генералов 1-го армейского с требованием усилить антисоветскую деятельность РОВСа. Перед испанской войной генерал Фок покинул ряды РОВСа (22). С началом испанской войны он отправился в армию националистов. Сначала был зачислен в состав отряда испанских монархистов – карлистов терсио Зумалакарреги, а потом перешел в терсио Донна Мария де Молина, где был сформирован русский отряд. 25 августа 1937 г. две роты терсио Донна Мария де Молина были окружены республиканцами у местечка Кинто де Эбро. В составе этих рот находились А.В. Фок и штабс-капитан Яков Тимофеевич Полухин. Карлисты упорно оборонялись в течении двух недель, они понесли тяжелые потери и из окружения смогло прорваться лишь 45 человек. Генерала Фока и штабс-капитана Полухина среди них не было…
Следующим русским генералом, прибывшим в армию Франко, был Николай Всеволодович Шинкаренко (1890 г. р.). В годы Гражданской войны в России он стал блестящим кавалерийским военачальником, командовал 2-м конным полком, 2-й отдельной конной бригадой, Туземной дивизией (230. Перед испанской войной генерал Шикаренко проживал во Франции и занимался литературной деятельностью. В конце 1936 г. он пробрался в Испанию и вступил в испанский иностранный легион в звании лейтенанта. Служа в 9-й бандере (батальоне) легиона Шинкаренко, был серьезно ранен в голову. Выйдя из госпиталя в феврале 1939 г., определен на службу в штаб генерала Варелы в Теруэле (24). После окончания войны генерал Шинкаренко, как и другие русские добровольцы армии Франко, получил испанское гражданство. Испанский подданный Н.В. Шинкаренко скончался 21 декабря 1969 г. в Сан-Себастьяне, оставив после себя богатое литературное наследие.
 
Намного меньше известно об участии в испанских событиях генерал-майора Северо-Западной армии Станислава-Марии Никодимовича Михайловича Булак-Балаховича (1883–1940 гг.). Но жизнь этого человека всегда была окружена загадками и легендами. По версии некоторых историков генерал Булак-Балахович, ставший к этому времени бригадным генералом польской армии, прибыл в Испанию в качестве представителя польской военной миссии и специалиста по партизанской войне. Однако отсутствие документального подтверждения его пребывания в Испании заставляет многих историков скептически относиться к этой версии.
Менее таинственно выглядит участие в испанской войне генерал-майора Николая Владимировича Скоблина (1893–1938 гг.). Генерал Скоблин был последним командиром знаменитой корниловской дивизии, а в эмиграции стал одним из ведущих функционеров РОВСа. Вместе с генералом Фоком он участвовал в «бунте маршалов» и требовал активных антисоветских действий. Несмотря на это, Скоблин уже с 1931 г. тесно сотрудничал с советской разведкой и вел работу по разложению РОВСа. Вместе с генералами Фоком и Туркулом в феврале 1935 г. он участвовал в «бунте маршалов» и требовал активной вооруженной борьбы против СССР.
 
С началом испанского восстания генерал Миллер планировал поручить связь с генералом Франко Скоблину, однако последний сумел увильнуть от этого поручения и эмиссаром РОВСа стал генерал П.Н. Шатилов (1881–1962 гг.). В сентябре 1937 г. генерал Скоблин оказался замешан в похищении генерала Миллера. Именно Скоблин выманил генерала Миллера на встречу с советскими разведчиками. Французская полиция сумела арестовать лишь супругу Скоблина, а ему самому с помощью советской разведки удалось бежать в Испанию.
На этом приключения Скоблина не закончились. Вместе со своими новыми советскими товарищами он участвовал в создании республиканских партизанских отрядов и даже принимал непосредственное участие в некоторых диверсионных операциях в Каталонии и Валенсии. Погиб генерал Скоблин в 1938 г. при бомбардировке Барселоны (25).
 
В испанские события оказался вовлечен и один из руководителей Корпуса Императорской армии и флота (КИАФ) генерал-майор Генерального штаба Павел Павлович Дьяконов (1878–1943 гг.) при Керенском был помощником русского военного атташе в Великобритании. Перебравшись в Париж в мае 1922 г., он стал начальником парижского округа этой организации и по совместительству платным агентом ОГПУ с 1922 г. (26). В начале 1930-х гг. генерала Дьяконова стали подозревать в связях с советской разведкой. После похищения советскими агентами генерала А.П. Кутепова (1882–1930 гг.) в адрес Дьяконова прозвучали новые обвинения. Генерал отказался от должности начальника округа КИАФ и на какое-то время канул в неизвестность.
В марте 1937 г. генерал Дьяконов объявился в Испании. Разъезжая в машине советского посла, он посещал линию фронта у Мадрида и Арагона. В республиканской Испании был аккредитован в качестве военного корреспондента, а на деле выполнял задания советских спецслужб. В Испании Дьяконов находился до самого конца гражданской войны, а вернувшись во Францию, он даже не скрывал, что был на стороне республики (27). После оккупации Франции Германией в 1940 г. Дьяконов был арестован немцами, но затем они передали его советским властям. Скончался генерал Дьяконов в СССР в 1943 г.
 
Третьим генералом-эмигрантом, служившим в республиканской армии, являлся Андрей Васильевич Есимонтовский. В годы Первой мировой войны он был офицером Императорской гвардии, а Гражданскую войну в России закончил в чине генерал-майора командира Гвардейской дивизии армии Врангеля. В эмиграции генерал Есимонтовский активно участвовал в деятельности различных монархических организаций и не был замечен в связях с советской разведкой. Поэтому для многих эмигрантов служба Есимонтовского в республиканской армии стала неожиданностью. Однако вступление генерала в армию республики было осознанным, и он, вероятно, находился в Испании до конца войны (28). Генерал-майор Есимонтовский благополучно пережил Вторую мировую войну и умер после 1947 г.
Участие русских эмигрантов в Испанской войне было обусловлено различными причинами. Ненависть к
коммунизму и тоска по Родине, финансовые трудности и жажда приключений – все эти предпосылки привели
русских генералов, да и простых эмигрантов на испанскую землю. В независимости от политических убеждений они честно исполняли свой долг. Примером этого может служить геройская смерть генерала Фока на чужой земле, но за свои идеалы…

1. Bradley K. The International brigades in Spain 1936–1939. London, 1994. P. 5.
2. Между Россией и Сталиным: Российская эмиграция и Вторая мировая война. М., 2004. С. 124.
3. Наумов А.О. Фашистский интернационал. Покорение Европы. М., 2005; Окороков А.В. Русские добровольцы. М., 2004.; Телицын В.Л. «Пиренеи» в огне. Гражданская война в Испании и советские «добровольцы». М., 2003.
4. ГАРФ. Ф. 5826. Оп. 1. Д. 3. Л. 270–272.
5. Испанское восстание подняли русские эмигранты, чины Иностранного легиона в Марокко // Наш путь. Харбин. 1 августа 1936 г.
6. Яремчук А.П. Русские добровольцы в Испании 1936–1939 гг. Сан-Франциско, 1983.
7. Там же. С. 51.
8. Keene J. Fighting for Franco. International volunteers in nationalist Spain during the Spanish civil war, 1936–1939. NY, 2001. P. 210.
9. РГВА. Ф. 33897. Оп. 3. Д. 870. Л. 29.
10. Ветров А.А. Добровольцы Свободы // Вопросы истории. 1972. № 4. С. 111. /51/
11. Шкаренков Л.К. Агония белой эмиграции. М., 1986. С. 206.
12. РГАСПИ. Ф. 545. Оп. 2. Д. 108. Л. 69.
13. ГАРФ. Ф. 9116. Оп. 1. Д. 6. Л. 69.
14. См. к примеру Tangye N. Red, White and Spain. London, 1937.
15. Телицын В.Л. Указ. соч. С. 284.
16. Платошкин Н.Н. Гражданская война в Испании. 1936–1939 гг. М., 2005. С. 182.
17. ГАРФ. Ф. 9116. Оп. 1. Д. 6. Л. 70.
18. Watson K.S. Single to Spain. London, 1937. P. 104.
19. Яремчук А.П. Указ. соч. С. 2.
20. ГАРФ. Ф. 9116. Оп. 1. Д. 6. Л. 74.
21. Томас Х. Гражданская война в Испании. 1931–1939 гг. М., 2003. С. 278.
22. Голдин В.И. Солдаты на чужбине. Русский Обще-Воинский Союз, Россия и Русское Зарубежье – в XX–ХXI веках. Архангельск,
2006. С. 737.
23. Волков С.В. Офицеры армейской кавалерии: опыт мартиролога. М., 2004. С. 589.
24. Keene J. Op. cit. P. 204.
25. Судоплатов П. Разведка и Кремль. М., 1996. С. 45.
26. Прянишников Б.В. Незримая паутина. М., 2004. С. 243.
27. Граф Г.К. На службе Императорскому Дому России. 1917–1941:Воспоминания. СПб., 2004.
28. Окороков А.В. Указ. соч. С. 137.

http://ru-history.livejournal.com/3550324.html









© Испания

Опубликовано: 2014-02-25 (3857 Прочтено)

[ Вернуться назад ]
Знакомства с иностранцами
Espana Spain Испания Spain.org.ru
Инфо, новости, фото Испании, туризм, недвижимость, знакомства в Испании, испанский язык