Испания Español English Russian Facebook
Senior FriendFinder
  Логин or Регистр
Навигация
· Главная
· Архив новостей
· Аккаунт
· Гостевая
· Веб-камеры Испании
· Blog
· Знакомства
· Радио Испании
· Реклама
· Рекомендовать
· Книги Музыка Видео
· Контакт
· Испания
· FAQ
· Google Испания
· Google España
· Google Spain
· Новости Испании
· Погода в Испании
· Опросы
· Поиск
· Пользователи
· Отзывы туристов
· Ссылки
· Статистика
· Форум
· Топ
· Темы новостей
· PDA
· TV Испании
· Экспорт новостей
· Энциклопедия
· Журналы
· Девушка дня
Испания
· Испания
· Государство Испания
· География Испании
· История Испании
· Климат Испании
· Карты Испании
· Природа Испании
· Население Испании
· Образование в Испании
· Регионы Испании
· Туризм в Испанию
· Недвижимость в Испании
· Испанская музыка
· Культура Испании
· Экономика Испании
· Мода и красота в Испании
· Евровидение Испания
· Общество Испании
· Испанский Интернет
· Иммиграция в Испанию
· Международные отношения
· Спорт в Испании
· Бизнес в Испании
· Работа в Испании
· Политика в Испании
· Madrid Мадрид
· Barcelona Барселона
· Andalucía Андалусия
· Catalunya Cataluña Каталония
Реклама
ETA - ЭТА





"Эускади та аскатасуна" ("Отечество и свобода басков"), а сокращенно ЭТА, как считается, появилась в 1969 году и сразу всех удивила именно левыми убеждениями вкупе с националистическими принципами. На самом деле, ничего удивительного. Так уж в Испании сложилось исторически. В прошлом веке терроризм в Испании пользовался поддержкой большой части населения (такая ситуация в то время сложилась лишь в Испании и в США, где террористические методы борьбы использовали представители рабочего движения). В Испании «непарламентские» методы отстаивания своих интересов использовали, прежде всего, крестьяне. Крестьянские волнения происходили преимущественно на юге Испании – в Андалусии.

После событий 1936-1939 года и прихода к власти Франко левый центр Испаниипереместился из Каталонии в страну Басков. Именно здесь, после нескольких десятилетий бытового, почти неорганизованноготерроризма, в 1959 году и была создана «ЭТА». Естественно, она боролась с Франко за свободу, прежде всего, своей области, и естественно, борцы были левыми и желали построить новое общество. Так что ничего удивительного в сочетании национализма и левизны ЭТА нет. ЭТА была создана, как вооруженная оппозиция молодых басков (преимущественно студентов) режиму Франко – при Франко баскский язык был запрещен, были посажены в тюрьмы многие баскские интеллектуалы. Когда столь печальная участь постигла страну Басков, главная политическая партия басков – Баскская Националистическая партия, основанная еще в 1894 году, решала, что ей делать. Большинство решило не делать ничего. А несогласные с отказом от вооруженной борьбы вышли из партии и основали ЭТА.

В 1975 году Франко умер, но ЭТА продолжала действовать. И новое государство продолжало с ними бороться. Правда, сначала правительство предприняло некие шаги – предоставило баскам автономию, освободило политзаключенных, но бойцам ЭТА этого было мало, и террор продолжался. С тех пор басков перестали называть борцами с режимом Франко и стали называть просто террористами и сепаратистами. За все время своего существования ЭТА переживала несколько расколов. В том числе раскол на марксистское и националистическое крылья. После того, как в 1979 году бойцы ЭТА впервые за свою историю убили социалиста – Германа Гонсалеса – их окончательно из марксистов переименовали в террористов. На рубеже 70-80 годов радикальные баски стали стремиться к большей легализации своей борьбы за независимость – в стране возник конгломерат из 13 партий, поддерживающих ЭТА. Самой влиятельной из них до сих пор остается ультралевое крыло ЭТА «Эри Батасуна» (Народное единство).

О них говорили разное. То говорили, что в ЭТА входит добрая половина населения страны Басков, то говорили, что их не более 50 человек (особенно сомнительными подобные утверждения казались в начале 80-х, во время расцвета баскского террора). Точной численности армии ЭТА, естественно, никто сейчас не знает. Говорят, что активных членов группировки не более 30 человек. Но почти вся молодежь в стране Басков поддерживает ЭТА и совершает свои собственные «терракты» - молодые баски регулярно взрывают бутылки с зажигательной смесью у правительственных учреждений и государственных объектов.

Агентура.Ру

Без змеи и топора. Испания мучительно избавляется от баскского террора

Баскская сепаратистская группировка ЭТА начала традиционную "рождественскую кампанию". В среду на территории ночного клуба в городке Сан-Эстебан на севере Испании было приведено в действие взрывное устройство малой мощности. Полиция была поставлена в известность о заложенной бомбе заранее, место взрыва оцепили, и жертв не было.

Уже более 40 лет ЭТА ведет вооруженную борьбу за создание на населенных басками территориях Испании и Франции отдельного государства. Однако в последние годы группа практически отказалась от "прославивших" ее громких убийств и похищений. Близкие к запрещенной ЭТА политики говорят все чаще говорят об окончательном отказе от вооруженной борьбы и полном замирении с центральным правительством. Значит ли это, что победить террор в современных условиях можно и "малой кровью", без проведения крупномасштабных войсковых операций?

ЭТА (Euskadi Ta Askatasuna, или "Родина и Свобода") была основана баскскими левыми националистами в середине прошлого столетия. Они решили вступить в вооруженную борьбу с тогдашней диктатурой генерала Франсиско Франко и с помощью актов террора добиться создания независимого баскского государства.

Пока страна находилась под властью диктатора, действия ЭТА не вызывали осуждения у испанских демократов. Либерально настроенная интеллигенция молча одобряла теракты, не говоря уже о действовавших в подполье активистах левых партий и профсоюзов. Не считалась ЭТА террористической организацией и в соседней Франции. Ее действия оценивались как ответ на гнет испанских властей и на притеснение басков, которым диктаторский режим не позволял даже учить родной язык.

Как говорит известный баскский политик, бывший председатель баскского регионального парламента Хуан Мария Атуча, "нашему народу пришлось многое вытерпеть в годы диктатуры. Баскам за их свободолюбие и желание автономии досталось больше других. Сотни людей прошли через тюрьмы и концлагеря, были уничтожены без суда и следствия. Но репрессии не сломили наш народ".

С самого начала ЭТА доставляла официальному Мадриду много хлопот. Боевики нападали на военных и жандармов, полицейских и высокопоставленных чиновников. В 1973 году был убит франкистский премьер адмирал Карреро Бланко. Баски взорвали его автомобиль прямо на улице столицы, сделав подкоп под мостовой.

Отношение к баскскому террору со стороны испанской общественности резко изменилось после смерти диктатора и восстановления основных демократических норм в стране во второй половине 1970-х.

Баскам была возвращена историческая автономия, уничтоженная диктатурой. Часть радикалов отказалась тогда от вооруженной борьбы и занялась политикой в рядах партии "Батасуна", которая считается политическим крылом ЭТА. Часть, но не все. Теракты продолжались. Их основными жертвами были по-прежнему силовики. Однако все чаще баски стали убивать представителей интеллигенции – своих идеологических противников, а также случайных прохожих на улице.

Как говорит министр внутренних дел Испании Хосе Антонио Алонсо, "в отношении ЭТА лучше не обольщаться. Речь идет о крайне опасной организации, которая убивает того, кого посчитает нужным. Поэтому правительство не жалеет сил и средств для борьбы с ней".

Всем дворняжкам дворняжка

У ЭТА и "Батасуны" не только одна цель - независимость, но и одна идеология. Вырабатывалась она не один год. Подобрать модель социализма для будущего баскского государства оказалось не так просто. Пример Советского Союза не годился - в глазах баскских радикалов он был империей, угнетавшей малые народы. После долгих поисков и кропотливого изучения китайского, кубинского, вьетнамского и северокорейского опыта окончательный вариант все же был найден. Наиболее подходящей моделью общественного устройства сторонники ЭТА признали албанский социализм времен Энвера Ходжи - в первую очередь, из-за его тяги к изолированности от всего остального мира: нам никто не нужен, потому что мы лучше всех! Баскские националисты доводят идею о своем превосходстве до абсурда. В их изданиях утверждается, что местные куры, козы, коровы и дворняги – лучшие в мире.

В 70-80-е сотни баскских радикалов посетили Албанию для изучения «положительного» опыта. Уезжали они разочарованными, отметил в интервью Радио Свобода один из ветеранов «Батасуны». Реальность победившей социалистической автаркии шокировала. Например, албанцы могли выкатить из сарая собранный ими кустарным способом по чертежам 1920 года трактор и, не моргнув глазом, назвать его лучшим в мире. Окончательную веру в албанский социализм подорвали события, связанные с крушением тоталитарного режима Ходжи и его последователей.

Сегодня об албанском опыте баскские радикалы и не вспоминают. Они рассуждают о собственной модели социализма, который "подсказан самой баскской историей". В программу его построения входит, к примеру, полное искоренение испанского языка и его замена баскским, которым сегодня владеет не более 20% местного населения. Далее необходимо уничтожить «чуждую культуру». Следует также провести всеобщую национализацию, уничтожить капитализм и распределить конфискованные богатства. Затем потребуется установить одинаковую для всех «социальную» зарплату, невзирая на профессию и квалификацию. В независимом баскском государстве, считает ЭТА, будет царствовать своя особая баскская демократия, не похожая ни на одну другую в мире.

Свое государство члены ЭТА желали бы создать в трех чисто баскских провинциях Гипускоа, Алава, Бискайа, а также в испанской Наварре и так называемой Северной Басконии, пограничном регионе Франции. Последнюю боевики по-прежнему считают своей тыловой базой. В соответствии с тактикой, сложившейся за годы существования организации, именно во Франции скрывается ее руководство, хранится документация и оружие. Здесь же проходят подготовку боевые группы, которые отправляются в Испанию для совершения терактов, а затем возвращаются назад. В последние годы французские правительство, правда, скорректировало свою политику невмешательства, развязав на боевиков настоящую охоту. Большая часть активистов ЭТА сегодня задерживается именно на французской территории.

За годы своего существования жертвами ЭТА стали 810 человек. Самым кровавым терактом считается взрыв в барселонском универмаге Hipercor в 1987 году. Тогда погиб 21 человек. Что представляет собой организация сегодня? Сотрудник управления полиции города Сан-Себастьян Ману Арамбуру говорит, что МВД оценивает число активно действующих боевиков в 300 человек: " Несмотря на постоянные преследования, обыски, облавы группировка полностью сохраняет свою боеспособность. У ЭТА вдоволь оружия, боеприпасов и взрывчатки".

В операциях против сепаратистов на постоянной основе задействовано более двух тысяч полицейских в Испании и во Франции. В подготовке антитеррористических подразделений принимают участие специалисты из США, Германии, Великобритании и Израиля.

В революцию хоть тушкой

Основным источником доходов террористической группы, как сообщает Профессор Мадридского университета Мигель Буэса, является так называемый «революционный налог», ежегодно взимаемый с баскских предпринимателей.

Боевики рассылают предпринимателям письма на бланке и с печатью ЭТА. В вежливой форме адресату предлагается выполнить свой «патриотический долг» и заплатить энную сумму «в пользу баскского народа» и «борцов за его счастье». В случае, если предприниматель не отреагировал на первое письмо, ему направляется предупреждением о грядущем "народном гневе», к примеру, в форме пожара на его предприятии или даже пули в затылок.

Еще несколько лет назад заядлых неплательщиков в назидание другим выкрадывали и держали в бункере-«суло», покуда родственники не выплачивали выкуп. Но этот путь слишком сильно будоражил общественное мнение. Кроме того, родственники порой не могли заплатить требуемой суммы. И экстремисты от такой практики отказались.

Собранные за счет налога деньги идут на организацию подполья и актов террора, покупку оружия и безбедную жизнь лидеров сепаратистов в иммиграции, а также на помощь арестованным боевикам и их родственникам. Финансовая машина организации работает бесперебойно. Испанские власти, не смотря на все усилия, не способны ее уничтожить. Местная пресса, впрочем, больше склонна писать о тех героических басках, кто предпочитает не платить «ревналог» даже под страхом смерти.

Данью террористы облагают не только с предпринимателей, но и спортсменов-басков, которые выступают за испанские или иностранные команды. Шантажу подвергаются и видные представители баскской творческой интеллигенции, особенно, если их творчество сочтено "недостаточно патриотичным".

Тем ли путем идут товарищи

В последние годы руководство ЭТА стало сомневаться в целесообразности продолжения политики терактов, влекущих большое число жертв. Ведь убийства зачастую ни в чем неповинных людей и в самой Стране басков, и в других районах Испании вызывали лишь ненависть к их исполнителям. Поэтому группировка стала заранее сообщать полиции о готовящихся взрывах, чтобы можно было эвакуировать людей из опасной зоны. Теперь ЭТА при снаряжении взрывных устройств зачастую обходится самым малым количеством взрывчатки. Такие неразрушительные взрывы, обходящиеся обычно без жертв, напоминают, что организация по-прежнему существует и сохраняет свой боевой потенциал.

Все больше членов ЭТА и "Батасуны" полагают, что в современных условиях терроризм уже не эффективен, говорит директор Баскского информационного агентства Флорентино Домингес: "Они потеряли надежду, что с помощью террора можно достичь политических результатов. Правда, речь не идет о раскаянии, вопрос имеет чисто практическое значение. Когда в бесполезности террора убедятся все деятели ЭТА, группировка сложит оружие. К сожалению, многие боевики до сих пор питают надежду, что с помощью силы можно чего-то достичь. Поэтому они не сдаются".

Считается, что руководителем ЭТА ныне является 55-летний журналист, бывший депутат баскского парламента Жосу Тернера. Его предшественник Микель Анча был арестован во Франции в октябре прошлого года. Тогда же французской полиции удалось обнаружить большой арсенал оружия и боеприпасов. Сейчас у испанских наблюдателей сложилось впечатление, что группировка собирается вступить с правительством в переговоры. Официальный Мадрид заявляет, что речь на таких переговорах может идти лишь об условиях разоружения ЭТА. Как говорит председатель правительства Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро, "появилась робкая надежда на окончание насилия. Правительство считает, что для этого есть определенные условия. Мы не упустим этой исторической возможности".

Роль посредника в мирном урегулирования может взять на себя партия "Батасуна" и ее лидер Арнальдо Отеги, в прошлом сам активист ЭТА, участвовавший в похищениях испанских политиков. Отеги публично высказывается за мирный диалог с правительством Испании: "Мы надеемся преодолеть атмосферу конфронтации и прийти к соглашению, которое открыло бы нам путь к миру и демократическому решению проблем как в Стране басков, так и в испанском государстве в целом".

Формально "Батасуна" запрещена за близость к экстремистам. Однако она действует, и весьма активно, ее представители выступили на последних региональных выборах под вывеской Партии коммунистов баскских земель. Партия получила 12% голосов и места в региональном парламенте. Близок по идеологии к ЭТА и профсоюз ЛАБ и некоторые молодежные организации, а также целый ряд спортивных обществ и ассоциаций, официально занимающихся вопросами баскской культуры. Заявления ЭТА регулярно публикует газета Gara, также близкая по духу вооруженным сепаратистам.

Эти организации в один голос сейчас говорят о необходимости «мирного процесса», то есть диалога с властями. Ведь от насилия устало все баскское общество.

Виктор Черецкий, Мадрид, svoboda.org

Кровавое наследство

Война за независимость стала привычным делом уже для нескольких поколений басков. Вскоре после того, как баскская организация ЭТА выпустила очередное предупреждение иностранным туристам воздержаться от поездок в Испанию, журналист газеты "Гардиан" Доминик Ридли встретился и побеседовал со многими молодыми басками, неотъемлемыми чертами жизни которых грозят стать насилие, смерть и тюрьмы.

Доминик Ридли, "Гардиан", 21 апреля 2001 года

Карта "Страны Басков"

Баски - один из древнейших народов Европы, говорящий на необычном языке и обладающий очень своебразными культурными традициями. Баски издревле славились как искусные рыбаки и опытные мореходы (по предположениям некоторых ученых, они освоили путь в Америку еще задолго до Колумба), но, к сожалению, в течение своей истории баскам многократно приходилось прятать подальше рыбацкие снасти, а вместо них браться за меч, чтобы отразить нападения чужеземных завоевателей: римлян, вестготов, арабов, наполеоновских гвардейцев... Именно малочисленность басков и послужила причиной того факта, что за всю свою историю этот гордый и смелый народ так и не смог стать подлинным хозяином своей судьбы, не сумел создать свое собственное суверенное государство.

Однако баски никогда не переставали мечтать о подлинной независимости и бороться за нее. Именно Баскония, или как ее еще называют - Эускади, во время гражданской войны 1936-39 годов стала эпицентром наиболее активного сопротивления франкистам и ареной наиболее кровопролитных боев. Но даже после поражения испанских республиканцев и поддерживающих их сил сопротивление в стране басков продолжалось. В 1959 году была образована новаяорганизация сопротивления басков фашистскому режиму - Euskadi Ta Askatasuna (ETA), которая постепенно переросла из небольшой группы студентов в мощную подпольную армию, ставшую настоящим авангардом баскского освободительного движения. В 1960-70 годах ЭТА оказалась чуть ли не единственной реальной оппозицией франкистской диктатуре, снискав к себе значительную поддержку в самых различных слоях испанского общества. Популярность ЭТАрезко возросла после того как в 1968 году ее бойцы убили комиссара тайной полиции Мелтона Манцаньяса, широко практиковавшего применение пыток к участникам оппозиционных групп, попавшим в руки службы безопасности. Тем не менее, после смерти Франко и возвращения Испании к демократии в конце 1970 годов поддержка ЭТА резко пошла на убыль: многие в Испании решили, что настал момент, когда ЭТА и другие группы радикального сопротивления просто обязаны сложить оружие и действовать в рамках нормального политического процесса. Однако, как мы теперь знаем, этого как раз и не произошло. По данным официальных источников, только в прошлом году боевики ЭТА совершили 46 террористических актов, в результате которых 23 человека погибло, а несколько десятков были ранены.

Цель у баскских сепаратистов одна - создание независимого баскского государства. И это при том, что Баскония, в качестве автономного региона, пользуется весьма широкими правами. Например, жители страны басков избирают собственного президента и свой парламент, в регионе действует собственная система налогов, имеются собственные полицейские силы (Ertzaintza). Власти региона сами осуществляют контроль за ситуацией в сфере образования, а  преподавание в школах ведется на баскскском языке. Большинство радиостанций и телеканалов, вещающих в крае,также ведут свои передачи на баскском языке. Казалось бы, чего еще не хватает этим баскам ?..

И тем не менее, когда начинаешь более подробно знакомиться с ситуацией в регионе, то чуть ли не самое первое, что бросается в глаза - это широко распространенное среди сепаратистской общественности ощущение, что население региона на самом деле живет в каком -то замкнутом узком пространстве, центром которого является ЭТА. В выступлениях политических лидеров и телекомментаторов постоянно проскальзывают словечки из лексикона смерти и войны. На стенах едва ли не каждого второго или третьего здания в городах Басконии можно заметить плакаты и граффити, воспевающие подвиги бойцов ЭТА. Практически в каждом переулке то и дело натыкаешься на свешивающиеся с балконов полотнища с лозунгами в поддержку находящихся в заключении членов ЭТА. С самых первых дней жизни молодым баскам внушают, что их народ страдает под игом жестокого врага, и что самая главная цель в их жизни – это самопожертвование во имя великой задачи освобождения нации. Уроки не проходят даром - на смену павшим борцам приходит новое поколение сепаратистов.

Похороны члена ЭТА

Мы беседуем с Икером Галластеги, активистом политического крыла ЭТА, партии Euskal Herritarrok (EH), в его доме в одном из респектабельных пригородов Бильбао. Глядя на Икера и его жену Маите, трудно поверить, что эти хорошо одетые и сытые представители среднего класса способны быть бунтарями и революционерами. Однако уже после десяти минут беседы с ними становится ясно, что это так и есть: настолько искренне и, что называется, с дрожью в голосе они говорят о войне и о независимости. Маите с почти нескрываемым негодованием говорит о тех, кто считает ее сумасшедшей или фанатичкой: "Не так давно моя подруга заявила мне: "Как ты можешь так жить - это же бесплодные фантазии... " Я ответила на это: " Извини, но на самом деле все вполне реально. Аресты и репрессии - вот реальная жизнь в нашем регионе."

Ее мужа Икера недавно выдвигали кандидатом от EH на локальных выборах, он победил, но... затем отказался занять депутатское кресло. " Почему я, баск по национальности, должен подчиняться испанским законам и становиться должностным лицом испанской администрации? Нет, нам необходимо свое собственное
правительство, своя собственная власть. " Вообще же Икер происходит из семьи с давними и прочными националистическими традициями: " И мой дед, и отец были активистами движения за независимость нашей страны. Я сам родился в изгнании, как, впрочем, и трое моих детей. Больше половины своей жизни я провел во французском городе Биаррице, где практически все баскские изгнанники были так или иначе связаны с ЭТА». Когда знаешь все эти факты, то уже без малейшего удивления относишься к тому, что Осуна, дочь Икера и Маите, в настоящее время находится в заключении за сотрудничество с ЭТА, а племянница Икера, Ирантцу, отбывает крупный срок за членство в одном из наиболее известных и и боеспособных подразделений ЭТА.

Икер постарался обьяснить мне, как его дочь и ее друзья оказались втянуты в войну: "Бойцам ЭТА нужна информация, нужны конспиративные квартиры, так что практически у каждой боевой ячейки ЭТА есть от 8 до 10 групп поддержки. Со временем многие из участников таких групп сами становятся боевиками ЭТА". Как бы вскользь он добавляет: "Некоторых из них потом убивают или арестовывают. Но затем возникает цепная реакция - на их место приходят новые бойцы». Кажется, самопожертвование стало для многих басков вполне обычным делом. Сам Икер, которому сейчас за 70, говорит так: "Если ты националист, то ты должен быть всегда готов умереть за родину". Еще одна его фраза : " Существует только одно поражение - это бой, от которого ты уклонился. Если  же ты ввязался в драку, то ты не проиграешь" может привести в состояние шока всех, кто до сих пор надеется на быстрое урегулирование конфликта.

На 13 мая с.г. намечено проведение в Эускади региональных выборов, по результатам которых может получиться так, что, впервые со времени возвращения Испании к демократии, контроль за правительством этого региона перейдет от PNV к PP, испанской общенациональной правоцентристской партии, которую возглавляет нынешний премьер -министр Испании Хосе-Мария Аснар. В свою очередь, поддержка партии Euskal Herritarrok (EH) вероятно будет  уменьшаться из-за прогнозируемой многими аналитиками новой волны террористических актов и неизбежно последующих за ними жестких антитеррористических мер.

EH уже довольно долгое время находится под пристальным вниманием властей Испании. В декабре 1997 года, когда она носила прежнее название - Herriatasuna (HB), все 23 члена ее национального комитета были приговорены к 7 годам тюрьмы за сотрудничество с ЭТА (правда, через два года приговор был  пересмотрен и всех их выпустили), а сама партия была распущена, но тут же возникла вновь под другим названием. В целом, радикальные сепаратисты смогут расчитывать примерно на 20 % из 75 депутатских мест в региональном парламенте. Однако даже наиболее фанатичные сторонники независимости понимают, что пока у них слишком мало шансов добиться победы на референдуме по вопросу о независимости Басконии.

Надо сказать, что примерно 3 года назад уже предпринималась попытка положить конец многолетнему конфликту в Стране басков. В сентябре 1998 года ЭТА обьявила, что она приостанавливает боевые операции на неопределенный срок и начинает переговоры с правительством Испании. Результатом стало то, что в течение 14 месяцев в этой части Пиренейского полуострова не произошло ни одного террористического акта. К сожалению, переговоры оказались прерваны, когда возглавляемое правыми новое правительство Испании арестовало 66 человек по обвинению в сотрудничестве с ЭТА, включая и одного из участников переговоров. После этих арестов в Басконии вновь зазвучали выстрелы и взрывы.

Сейчас среди сепаратистов очень распространено ощущение, что их прижали к стене. Если в результате майских региональных выборов к власти в Эускади придет PP, то это, вполне вероятно, будет означать новую вспышку боевых операций ЭТА. "Нам больше будет нечего терять, - обьяснял мне один из наиболее радикально настроенных сторонников баскской независимости. - Враг окажется не у ворот, как было раньше, а прямо среди нас, в нашем "ограниченном" правительстве".

В лабиринтах улиц баскских городов и поселков у ЭТА подрастает надежный резерв - члены молодежных группировок, устраивающих стычки с полицией, поджоги автомашин и нападения на дома сотрудников баскской полиции Ertzaintza. Возраст этих молодых бунтарей в основном колеблется в пределах от 16 до 25 лет, и не исключено, что многие из них в будущем станут полноправными бойцами ЭТА. Мой собеседник Урко Манцисидор, которому сейчас 23 года, был лидером одной из таких группировок, пока его года три назад не арестовали. Он довольно подробно рассказывает мне о деятельности своей группы и обьясняет, что участники группы тщательно изучают опыт борьбы североирландских радикальных групп. "На самом деле мы сплоченный коллектив, очень сходный с другими группами баскской молодежи. Мы считаем себя не хулиганами, каковыми нас пытается изобразить буржуазная пресса, а неотъемлемой частью движения за освобождение нашей родины, Эускади... Каждый год сотни молодых басков оказываются в тюрьме из-за участия в борьбе за независимость своей страны." Урко совершенно сознательно использует в своей речи элементы марксистско-ленинского жаргона - для очень многих молодых басков борьба за независимость представляется только первой фазой будущей социалистической революции.

Покушение ЭТА на премьер-министра Хосе-Мария Азнара в Мадриде (апрель 1994)

Сейчас Урко ожидает заключительной стадии судебного процесса по его делу. Первоначально следователи "шили" ему чуть ли не 20 уголовно наказуемых деяний, включая покушение на убийство и сотрудничество с ЭТА, но в ходе расследования почти все пункты отпали и сейчас в деле остался только один эпизод - "хранение взрывчатых веществ у себя дома, а также перевозка бутылки с коктейлем Молотова в моей машине. Мне пришлось ждать три года, пока тянулась вся эта морока со следствием". В заключение нашей беседы Урко говорит, что с достоинством встретит приговор, каким бы он не был. "Я останусь баскским националистом до последнего часа своей жизни".

Спустя всего лишь пару часов после встречи с Урко я сижу в баре на одной из оживленных улиц Бильбао и беседую с Майален Бастеррой. Пока она неторопливо пьет минеральную воду, я внимательно смотрю на нее и никак не могу поверить, что эта симпатичная девушка, которой сейчас 21 год, говорящая мягким голоском и слегка кокетничающая, могла иметь какое-то отношение к террористическим актам. В 17 лет у девушек обычно совсем другие интересы - парни, музыка, косметика, наряды... Однако Майален в таком юном возрасте уже думала о революции и независимости. "Когда мне исполнилось 17, меня арестовали и обвинили в хранении взрывчатки, перевозке коктейлей Молотова и участии в одной из радикальных группировок. В тюрьме я отсидела месяц. В случаях, подобных моему, закон действует так, что несовершеннолетних судят и карают по общим стандартам, не делая скидок на возраст."

Майален добавляет, что ей, в общем-то, очень повезло: "Меня приговорили к трем годам тюремного заключения, но из-за моего несовершеннолетия и начавшихся тогда переговоров об урегулировании наказание заменили на условное. Срок мой пока еще не кончился, так что меня могут в любой момент арестовать и вновь отправить в тюрьму - вот и приходится сидеть тихо как мышка".

Для Майален и других молодых басков провал переговоров об урегулировании ситуации в Эускади послужил еще одним подтверждением их идеи, что нет другого способа решения проблемы, кроме вооруженной борьбы. "Я ничего не жду от Испанского государства. У нас одна цель - независимость. Все или ничего! "Над Майаленой тоже давлеет груз исторических традиций и стереотипов: "Все мои родственники - баскские националисты и с самых давних пор участвовали в борьбе за независимость. Например, мой дядя провел в тюрьме 5 или 6 лет за связь с ЭТА." Свое будущее Майалена также связывает с борьбой за великую цель: " Это моя повседневная жизнь. В какой-то момент ты даже перестаешь (или почти перестаешь) бояться повторного ареста. И так будет продолжаться, пока тебя снова не поймают».

Символ ЭТА

Мой новый собеседник - один из трех редакторов журнала "Арди Белтца" (буквально - "Черная овца"), фактически являющегося легальным рупором баскских террористов - попытался обьяснить мне схему организационного устройства ЭТА. Для начала он начертил треугольник: на вершине - боевой аппарат ЭТА, ниже -ЭТА-ЭКИН (политическое руководство), а рядом - организации, занимающиеся пропагандой баскской культуры. Одна из таких культурно -просветительских (правильнее было бы сказать, пропагандистских) организаций - AEK, школа баскского языка и культуры. Тут я невольно вспомнил тот самый день, когда в ходе полицейской операции была ликвидирована так называемая Барселонская команда, одна из наиболее прославленных боевых ячеек ЭТА. Как выяснилось позже,один из ее бойцов до самого последнего времени преподавал в AEK, а я посетил эту школу уже в самый первый день моего пребывания в Бильбао - взял несколько интервью у преподавателей и выпил кофе в местном баре. Тогда эта школа показалась мне совершенно невинным заведением, этаким храмом чистой науки, но сейчас я понимаю, как же я ошибался. Лишь после эпизода с Барселонской командой я понял, что ЭТА вовсе не так секретна и подпольна, как это кажется многим. Ее бойцы и сторонники повсюду, они вполне могут сидеть за одним столиком с тобой в каком-нибудь кафе или на улице попросить тебя о какой-то мелкой услуге.

Еще с одной моей собеседницей, молодой женщиной по имени Ирури я тоже встретился в баре. Ее сестра Олатц была арестована в декабре 1999 года за членство в ЭТА - ЭКИН, руководящей структуре ЭТА, которая планирует атаки, проводит сбор финансовых средств на нужды баскского сопротивления и осуществляет стратегическое руководство всей организацией. Сейчас портрет Олатц красуется на стене бара, наряду с портретами других арестованных баскских бойцов. Кстати, это типично: такие портреты можно увидеть во всех барах и кафе, владельцы которых симпатизируют борьбе за независимость. Ирури, которой сейчас 24 года, с любовью и нежностью смотрит на фотографию старшей сестры, а затем с ненавистью и злобой говорит об испанских полицейских и об испанских властях вообще. Она до сих пор не может понять за что же арестована ее сестра. Для нее сейчас любая неприятность, которая случается с ней или с ее семьей - это результат происков испанских властей, которые специально делают все, что только могут, чтобыстереть баскский народ с лица земли.

Я очень боюсь, что скоро родителям Ирури и Олатц придется ездить на свидания в тюрьму уже не к одной, а к обеим своим дочерям. Вообще же один из источников проблем Ирури и подобных ей молодых басков заключается в том, что, хотя они и верят в идею баскской независимости, отправной точкой для их участия в национально-освободительной борьбе служат не политические идеалы, а чувство мести.

Например, вот что ответил молодой баск по имени Готцом на мой вопрос, что он думает о невинных жертвах боевых операций ЭТА: "Конечно, меня глубоко печалит, когда во время акций страдают те, кого мы ни в коем случае не расчитывали задеть, но в то же время я искренне радуюсь нашим достижениям." Подобным же образом отвечали и другие баски, с которыми я пытался обсуждать вопрос о положении арестованных сторонников баскской независимости : на первых порах все они говорили, что страдания заключенных и их семей - это часть политики властей по удушению национал-сепаратистских настроений в крае, но из дальнейших распросов становилось ясно, что в то же время семьи узников – это отличный источник свежей крови для самой ЭТА. В настоящее время в различных тюрьмах Испании и Франции отбывают наказание более 500 человек, осужденных за участие в деятельности ЭТА, и, по мнению многих наблюдателей, разделенность заключенных - это политическая проблема, которую правительство Испании не желает решать. В результате родственники заключенных, причем даже те из них, кто до того и не думал о каком-либо участии в борьбе за независимость, постепенно начинают втягиваться в сепаратистское движение. Ведь дело в том, что очень часто баскские узники отбывают свои сроки в сотнях миль от родных мест, семьям приходится тратить изрядные суммы просто для того, чтобы хоть раз в несколько месяцев увидеть тех, кто им дорог и о ком всегда помнят. А дальше следует хорошо известная история: сначала родственники начинают писать умоляющие письма в различные инстанции с просьбой перевести близкого им человека поближе к родным местам, потом, получив целую серию бездушных отказов, пытаются обращаться в международные правозащитные организации, потом становятся авторами открытых писем к мировой общественности с призывом обратить внимание на проблему, потом начинают участвовать в демонстрациях имитингах, потом... Потом в рядах ЭТА появляется новый боец, связной или хозяин конспиративной квартиры.

Демонстрация в Васко

На одной из демонстраций родственников баскских заключенных, проводящихся каждую пятницу на одной из центральных площадей Бильбао, я познакомился с Анхелем. Жизнь этого старика резко изменилась 5 лет назад, когда его сын Аугустин был арестован за участие в попытке покушения на жизнь председателя парламента Басконии, одного из руководителей PNV Хуана Марии Atutxa. Суда над Аугустином пока еще не было, но не исключено, что его приговорят к 30 годам годам тюрьмы. Глаза Анхеля грустнеют, когда он начинает говорить о сыне: " Раз в неделю мне предоставляют свидание с ним, продолжительностью 40 минут. Моя жизнь после его ареста полностью рухнула. Я практически постоянно думаю о нем, о моем Аугустине." Для того, чтобы в течение 40 минут повидать сына, 70-летнему старику приходится проделывать путь в 800 км туда и обратно, и хотя он и заявляет, что надеется дождаться освобождения сына, все же в глубине души Анхель понимает, что этого не будет. В ближайшие 30 лет Аугустина если и выпустят из тюрьмы, то только на один день, для того, чтобы он смог сказать последнее "прости" над гробом отца.

Вскоре после встречи с Анхелем судьба забросила меня в Сантуртси, рыбацкий поселок на побережье Бискайского залива, где я познакомился и провел целый день в гостях у Эстебана Бетоласы, его жены Белен и мачехи, Эдурне Фудалаондо. Двое сводных братьев Эстебана, сыновья Эдурне, в настоящее время находятся в заключении за членство в Вискайской команде ЭТА. Вообще Сантуртси, поселок бедных рыбаков и безработных, является подлинным рассадником терроризма и других разновидностей политического экстремизма: только в том квартале, где живет семья Эстебана, 16 человек были осуждены за связь с ЭТА и теперь сидят в тюрьме, а еще 2 находятся в бегах.

За чашкой кофе мы постепенно начинаем вплотную обсуждать весь спектр проблем, так или иначе связанных с терроризмом в этой части Пиренейского полуострова. И каково же было мое удивление, когда в самый разгар беседы Эстебан признался мне, что и сам он в свое время отсидел 2,5 года во французской тюрьме фактически за участие в ЭТА. (В приговоре значилось - "незаконное хранение и транспортировка оружия", но все дело в том, что скрывающиеся во Франции боевики ЭТА, если они чувствуют, что находятся под подозрением у французских властей, всегда предпочитают держать свои "стволы" на самом видном месте. В случае визита полиции это, конечно, автоматически влечет за собой арест и тюремный срок, но зато предохраняет от высылки в Испанию, где баскским террористам угрожают гораздо более суровые наказания. ) Эстебану всего 42 года, но выглядит он значительно старше, так как полная опасностей жизнь боевика и тюремное заключение преждевременно состарили его.

Слушая воспоминания Эстебана, я невольно сравнивал его семью с семьей Икера Галластеги. Казалось бы, между ними нет и не может быть ничего общего, но на самом деле перипетии жизни практически всех баскских сепаратистов удивительно сходны друг с другом. И это неудивительно, ведь их жизнь крепко замешана на политике и всем том, что с ней связано. Сам Эстебан сказал об этом так: "Именно политическая идея придает нам сил и мужества. Это война, и мы будем продолжать сражаться либо до победного конца, либо пока нас всех не перебьют." Кажется, для очень многих басков примирение с Мадридом без достижения желанной цели - независимости было бы равнозначно предательству "светлой памяти тех, кто пожертвовал собой ради блага своего народа". Великая задача повышает самооценку личности, создает чувство собственной идентичности и общности со своим народом. А потому я очень сомневаюсь, что такие молодые люди, как Урко и Майален смогут найти в своей душе достаточно сил, чтобы выйти из замкнутого мирка под названием "поколение восстания и насилия".

Перевод с английского - М. Шувалов. (http://mikeshuv.narod.ru)

ЭТА возвращается

Когда говорят о терроре в западной Европе, то прежде всего говорят о РАФ в Германии и Красных бригадах в Италии. Но испанская организация ЭТА в этом списке стоит особняком. Долгое время их как-то стеснялись называть террористами. Причина проста – баски из ЭТА долгое время сражались с режимом Франко, и за это им не то чтобы прощали террор, но уж точно делали скидку. Более того, боевики ЭТА, являясь марксистами, одновременно были (да и остаются) националистами. Такое причудливое смешение левизны и «правизны» обычно вводило в заблуждение политологов.

  


Бойцы ЭТА. Фото предоставлено Михаилом Шуваловым

 

Сегодня в стане радикальных басков ЭТА происходят интересные события. Они подрастеряли уважение более спокойных сограждан (а когда-то боевиков ЭТА поддерживали почти все их сородичи). А самое интересное – с недавнего времени бойцы ЭТА объявили об усилении террора. И когда-то спокойная Испания и с ее «баскскими борцами с Франко» по накалу борьбы с террористами стала чуть ли не в один ряд с современным арабским Востоком.

Марксизм и чистота расы

«Эускади та аскатасуна» (Отечество и свобода басков), а сокращенно ЭТА, как считается, появилась в 1969 году и сразу всех удивила именно левыми убеждениями вкупе с националистическими принципами. На самом деле, ничего удивительного. Так уж в Испании сложилось исторически. В прошлом веке терроризм в Испании пользовался поддержкой большой части населения (такая ситуация в то время сложилась лишь в Испании и в США, где террористические методы борьбы использовали представители рабочего движения). В Испании «непарламентские» методы отстаивания своих интересов использовали, прежде всего, крестьяне. Крестьянские волнения происходили преимущественно на юге Испании – в Андалусии.

Объяснялось это также очень просто – ростом демократии в мире вообще (что на Испанию не могло не оказать влияния) и национальным подъемом непосредственно в Испании. Самый известный терракт того времени – убийство в 1897 году премьер-министра страны Антонио Кановаса.

С конца же прошлого века в Испании террористы стали испытывать огромное влияние левой философии. Сначала это был анархизм – рабочее движение было полностью сформировано на идеях Бакунина. К концу первой мировой в Испании было уже великое множество различных анархистских организаций. Самая крупная и влиятельная из них –ИФА (Иберийская федерация анархистов) и ее руководитель Буэнавентура Дуррути (1896-1936), автор знаменитой фразы «мы не боимся руин».Этот лидер анархистов в 1909 году застрелил архиепископа Сарагосского.

После событий 1936-1939 года и прихода к власти Франко левый центр Испаниипереместился из Каталонии в страну Басков. Именно здесь, после нескольких десятилетий бытового, почти неорганизованноготерроризма, в 1959 году и была создана «ЭТА». Естественно, она боролась с Франко за свободу, прежде всего, своей области, и естественно, борцы были левыми и желали построить новое общество. Так что ничего удивительного в сочетании национализма и левизны ЭТА нет.

30-летняя школа террора

ЭТА была создана, как вооруженная оппозиция молодых басков (преимущественно студентов) режиму Франко – при Франко баскский язык был запрещен, были посажены в тюрьмы многие баскские интеллектуалы. Когда столь печальная участь постигла страну Басков, главная политическая партия басков – Баскская Националистическая партия, основанная еще в 1894 году, решала, что ей делать. Большинство решило не делать ничего. А несогласные с отказом от вооруженной борьбы вышли из партии и основали ЭТА.

Несколько лет они формировались, пока не решили, что с оружием в руках они будут не только сражаться за независимость, но и сражаться под знаменами марксизма. Возможно, на формирование ЭТА, как марксисткой организации, оказало влияние то, что большинство баскских церковных лидеров поддерживали Франко. В начале 60-х бойцы ЭТА практиковали все, чем они занимаются и сейчас – взрывы поездов, расстрелы жандармов и политиков. ЭТА действовала непосредственно в стране Басков, а также в юго-западных французских провинциях – Лабур, Басс-Наварра и Суль. Франко пытался подавить ЭТА, и частично ему это удалось. В 1962 году ЭТА поутихла. Но в 1964 году снова активизировалась, после чего террор стал систематическим. В декабре 1973 года бойцам ЭТА удалось даже убить премьер-министра страны адмирала Каррера Бланко. Так как ЭТА сражалась с Франко, то левые испанцы и просто испанцы-антифашисты во всей стране поддерживали баскских повстанцев.

В 1975 году Франко умер, но ЭТА продолжала действовать. И новое государство продолжало с ними бороться. Правда, сначала правительство предприняло некие шаги – предоставило баскам автономию, освободило политзаключенных, но бойцам ЭТА этого было мало, и террор продолжался. С тех пор басков перестали называть борцами с режимом Франко и стали называть просто террористами и сепаратистами.

За все время своего существования ЭТА переживала несколько расколов. В том числе раскол на марксистское и националистическое крылья. После того, как в 1979 году бойцы ЭТА впервые за свою историю убили социалиста – Германа Гонсалеса – их окончательно из марксистов переименовали в террористов. На рубеже 70-80 годов радикальные баски стали стремиться к большей легализации своей борьбы за независимость – в стране возник конгломерат из 13 партий, поддерживающих ЭТА. Самой влиятельной из них до сих пор остается ультралевое крыло ЭТА «Эри Батасуна» (Народное единство).

О них говорили разное. То говорили, что в ЭТА входит добрая половина населения страны Басков, то говорили, что их не более 50 человек (особенно сомнительными подобные утверждения казались в начале 80-х, во время расцвета баскского террора). Точной численности армии ЭТА, естественно, никто сейчас не знает. Говорят, что активных членов группировки не более 30 человек. Но почти вся молодежь в стране Басков поддерживает ЭТА и совершает свои собственные «терракты» - молодые баски регулярно взрывают бутылки с зажигательной смесью у правительственных учреждений и государственных объектов.

Испанская власть пыталась ответить баскам их же оружием – террором. И в период режима Франко, и позже, во времена демократической Испании. Ни к чему хорошему это не привело. В конце 80-х испанские полицейские создали специальный «эскадрон смерти» для вооруженной борьбы с ЭТА. Официально он, правда, назывался антитеррористической группой освобождения, но его суть от этого не менялась. В результате с 1983 по 1987 годы этот «эскадрон» по ошибке убил 27 человек, принятых за террористов. Испанские власти сквозь пальцы смотрели на эти ошибки, но когда дело коснулось подобных убийств за границей, ошибки пришлось признать. В 1991 году даже состоялся суд над двумя солдатами «эскадрона» которые ошиблись таким образом во Франции и Португалии.

Да, за прошедшее время бойцы ЭТА стали больше националистами, чем марксистами. За 30 лет они поднаторели и сегодня превратились не только в боевиков, но в учителей. В разные времена боевики ЭТА сами проходили подготовку в Ливии, Ливане и Никарагуа. Есть даже информация, что некоторым бойцам было предоставлено политическое убежище на Кубе. ЭТА имеет контакты с ИРА в Ирландии. Сегодня известно, что чилийские боевики МИР проходили стажировку в ЭТА непосредственно в стране Басков. Известно, что сами баскские эмиссары выезжали в Латинскую Америку на инструктаж. Известно, что связи у басков есть не только с ИРА, но все с той же Латинской Америкой, с Ливией, с Йеменом. Кстати, о Ливии. В 1986 году полиция нашла склад с оружием ЭТА, и среди различных боеприпасов были обнаружены ракеты «земля-воздух»» советского производства, которые наша страна поставляла Ливии.

За прошедшие 30 лет руками боевиков ЭТА были убиты около 800 человек. Они научились зарабатывать деньги на свою борьбу. Они облагают «революционным налогом» баскских предпринимателей, грабят банки и похищают людей с целью получить за них выкуп. Ежегодный доход от их финансовой деятельности такого рода, по некоторым данным составляет 1,5 млрд. песет.

От зубочисток - к бомбам

Ни у одного региона Испании нет сегодня такой автономии, как у басков. Здесь есть собственный парламент, собственная полиция, собственная система образования, свои налоги. Но непримиримые из ЭТА хотят именно отделения своей родины от Испании. Одно время радикальные баски надеялись, что они обретут желанную независимость путем переговоров, и в 1998 году объявили перемирие и временное прекращение террора. Но в середине 2000 года испанское правительство Аснара, которого когда-то пытались убить бойцы ЭТА, отказались даже обсуждать условия предоставления независимости стране басков. По крайней мере, сами радикальные баски именно это называют причиной того, что они возвращаются к терроризму. Некоторые политологи, в Испании, правда, придерживаются другого мнения. В самом конце «мирного периода» в Испании проходили всеобщие выборы. Которые «Эри Батасуна»» с треском проиграла. Не помог даже саботаж. Доходило до курьезов. Умные испанские члены избирательной комиссии были готовы ко всему. В стране Басков в замочные скважины дверей помещений, ставших на то время избирательными участками, напихали зубочистки и силикон, что парализовало некоторые участки.Но известен случай, когда в городе Ирун предусмотрительный чиновник оставил на ночь открытое окно своего участка, и по утру не стал сражаться с силиконом в скважине, а просто влез в окно. В общем, выборы состоялись.

Так или иначе, но ЭТА объявила о том, что террор начинается снова. Что было настоящим шоком для испанцев, за два года привыкших к спокойной жизни.

За две недели июля бойцы ЭТА совершили пять акций. 7 июля полиции удалось предотвратить взрыв в автомобиле известного баскского предпринимателя. 12 июля взрыв все же произошел -в Мадриде на одной из самых оживленных городских улиц машина с 50 кг взрывчатки взлетела на воздух. 8 человек получили ранения, а улица была покрыта тонким слоем разбитого стекла. Это, скорее всего, было предупреждение. Люди почти не пострадали, ведь взрыв был в полседьмого утра.

15 июля в Малаге был застрелен член городского совета, представитель правящей народной партии Хосе Мария Мартин Карпента. На следующий день, когда проходили его похороны, уже в другой части страны, в северном Агреде, вновь прогремел взрыв. В другом северном городке, в Витории, взорвался огромный торговый центр, правда, поздно ночью, так что никто не пострадал. А через несколько часов после этого взрыва бомба была обнаружена в машине видного испанского политика. Он не погиб только потому, что детонатор оказался сломан.

Сегодня испанцы ходят на демонстрации, требуя прекратить взрывы, толком не понимая, у кого они требуют покоя – у террористов или у бессильных властей. Власти же в лице непримиримого премьера Аснара заявляют, что будут и впредь беспощадно бороться с террором. А баски из ЭТА, скорее всего, готовятся к новым взрывам. Эти люди, убивающие тех, кто, как они считают, мешает независимости страны басков, живут уже 30 лет, несмотря на постоянные прогнозы об их кончине, как организации. Спустя два мирных для Испании года все началось снова.

Хронология террора ЭТА
  • 1959 – основана ЭТА
  • 1961 – попытка пустить под откос поезд, на котором путешествовали политические деятели-сторонники Франко. Попытка не удалась.
  • 1968 – первой жертвой ЭТА становится Мелитон Мансанаса, руководитель тайной полиции в Сан-Себастьяне
  • 1968 – всеиспанская кампания по борьбе с террором, новый антитеррористический закон, аресты в общей сложности 1963 человек.
  • 1968, декабрь – «Бургосский процесс». Арестованы и осуждены 19 боевиков ЭТА (шестеро были приговорены к смертной казни, но казнь им заменили тюремным заключением)
  • 1969-70 – схвачены и осуждены военным судом несколько лидеров ЭТА
  • 1973, декабрь – убийство премьер-министра страны адмирала Карреро Бланко
  • 1976 – правительство Суареса пытается вести переговоры с басками, которые заканчиваются провалом.
  • 1976-1980 – расцвет ЭТА, число членов ЭТА доходит до 500, из них 200 – активные боевики
  • 1977 – Бойцы ЭТА убили 73 человека
  • 1978 – основано политическое, легальное крыло ЭТА «Эрри Батасуна» (Herri Batasuna). Бойцами ЭТА совершено первое убийство социалиста – Германа Гонсалеса.
  • 1980- самый кровавый год ЭТА: во всей Испании басками было убито 118 человек. При этом считается, что в составе ЭТА всего 50 человек.
  • 1984 – убиты социалисты генерал Лакаси и Энрике Каса.
  • 1981 – самороспуск военного крыла ЭТА
  • 1984-1985 – самороспуск нескольких отдельных группировок ЭТА.
  • 1986 – всплеск террора ЭТА. До сих пор боевики ЭТА, как борцы с режимом Франко, пользовались возможностью получать политическое убежище во Франции, но в середине 80-х правительства Испании и Франции вели переговоры об изменении этой нормы. И один из лидеров ЭТА Мухико Гарменда призвал взрывать французские грузовики в знак протеста.
  • 1986, Первая половина – совершено 20 террактов в Испании, 28 погибших.
  • 1989 – во Франции арестован и отправлен за решетку глава ЭТА Хосе Уррутикоечеа Бенгоечеа (Хосу Тернера)
  • Начало 90-х – арестован Элосеки Сабалета (Вальдо), первый заместитель Тернеры
  • 1991 – во Франции арестован организатор вооруженных акций ЭТА Хесус Аркус Арана.
  • 1992 – во Франции же арестованы Мухико Гармендиа и идеолог ЭТА Хосе Луис Альварес, а также эксперт по взрывчатке ЭТА Мария Арреге Эростарбе и казначей ЭТА Сабиено Суба
  • 1992 – убийство ЭТА двух военных в Барселоне и взрыв в Мадриде, в ходе которого погибло 5 человек.
  • 1995 – покушение на короля Испании Хуана Карлоса
  • 1995 - покушение на Хосе Марию Аснара, лидера правой народной партии. Бомба была заложена в автомобиле. Политик избежал гибели по чистой случайности, не уехав на этой машине вовремя. Она взорвалась без него.
  • 1996, март – в Мадриде убит бывший судья Верховного суда страны Франсиско Томас-и-Валенте.
  • 1996 - Партия Аснара выигрывает выборы в Испании. ЭТА уверена, что правый политик – продолжатель дела Франко, что, в общем-то, для них - недалеко от истины, Аснара был и остается против обособления басков.
  • 1996 - год террора против правой партии Аснара.
  • Июль 1997 – ЭТА похищает и убивает Баскского члена Совета, скромного экономиста Мигеля Анхеля Бланко. Во всей Испании отношение к Баскам портится. На демонстрацию протеста против баскского сепаратизма выходят по всей стране 6 млн. испанцев.
  • Декабрь 1997 – 23 лидера Herri Batasuna были арестованы и заключены в тюрьмы на 7 лет за сотрудничество с ЭТА.
  • Февраль 1997 - Herri Batasuna выбирает новое руководство, еще более радикальное, чем прежнее.
  • Март 1998 – главные политические партии Испании участвуют в переговорах, желая утрясти ситуацию в стране Басков. Правительство же Испании в этих переговорах не участвует.
  • Сентябрь 1998 – Руководство ЭТА официально объявляет о бессрочном перемирии, надеясь на политические переговоры
  • Июль 2000 – ЭТА объявляет о прекращении перемирия и о том, что грядет новая волна террора
Персоналии

Идойа Ирене («Маргарита») Родилась в 1964 году.Боевик ЭТА, временно изгнанный из организации. Участвовала в покушении на Бросету. Принимала участие в двух нападениях на сотрудников гвардии в Мадриде, в ходе которых было убито 17 человек и десятки получили ранения. Однажды, вопреки «воле партии», что называется, ушла в самоволку – совершила внеплановый терракт. За что была отстранена от активной деятельности. Ее описания есть в спецслужбах многих стран. Благодаря чему известно, что она какое-то времябыла в Алжире и во Франции. В октябре 1991 года она, походе уже вновь была в Испании, так как была замечена при попытке взрыва в Сарагоссе.

Франсико Мухика Гармендиа («Пакито») Бывший лидер ЭТА. В середине 1999 года власти Франции, где он отбывал 10-летний срок за участие в заговоре, передали его на родину, где и предстал перед верховным судом Испании. Суд над Пакито начался в августе 2000 года – его обвиняли в причастности к нескольким взрывам. Он признал свою принадлежность к ЭТА, но отрицал, что занимал в группировке руководящий пост. Ведущие информационные агентства мира предполагали, что ему грозил 30-летний срок тюремного заключения, но их прогнозы не оправдались. 6 октября 2000 года бывший командующий ЭТА был признан виновным в организации нескольких терраков и приговорен к 109 годам лишения свободы. Через три дня боевики ЭТА выразили свое отношение к приговору – 9 октября в Гранаде прямо на улице был застрелен главный прокурор Андалузии.

agentura.ru

Политику изоляционизма избрала баскская террористическая организация ЭТА.

Практически каждую неделю в выпусках новостей можно услышать сообщение об очередном теракте, осуществленном ЭТА, количестве жертв и пострадавших, демонстрациях протеста против насилия в Испании. И в голову не приходит что за циничными преступлениями может скрываться какая-либо идеология. Тем не менее, как сообщает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий, она есть.

Об идеологии убийц обычно говорить не принятою Баскские сепаратисты из группировки ЭТА не исключение. В частности считается, что кровопролитие превратилось для них в самоцель. Ведь бессмысленные злодеяния, убийства, скажем прохожих на улице совершаются преступной группировкой уже почти 40 лет. Весьма трудно представить, что эти убийства отвечают какой-либо человеческой идеологии. Однако, идеология у баскских экстремистов все же есть, и весьма знакомая, коммунистическая. Террор, по убеждению сепаратистов, - лишь способ показать обществу эту идеологию.

Кстати, вырабатывалась она не один год. Подобрать модель коммунизма для будущего баскского независимого государства оказалось не так просто. Пример СССР, как империи, угнетавшей, по мнению басков, малые народы, не годился. После долгих поисков и кропотливого, но безрезультатного изучения китайского, кубинского, вьетнамского и северокорейского опыта, окончательный вариант все же был найден. Наиболее подходящей моделью общественного устройства сторонники ЭТА назвали албанский социализм времен правления Энвера Ходжи. Почему? В первую очередь из-за его ультранационализма и стремления жить изолированно от всего мира. Мы, дескать, самые лучшие, мы - пуп земли. Нам и общаться ни с кем не надо, поскольку кругом только завистники и враги.

Баскские леваки-националисты твердят то же самое, доводя идею о своем превосходстве до абсурда. Чего только стоит их утверждение о том, что баскские куры, козы, коровы и дворняги - лучшие в мире.

В 70-80-е годы десятки баскских радикалов посетили Албанию для изучения положительного опыта. Уезжали разочарованными. Реальность все же шокировала. Так, выкатили раз албанцы из сарая собранный кустарным способам по чертежам 20-го года трактор, и, не моргнув глазом, заявили, что он-де лучший в мире. Окончательную веру в албанский социализм подорвали события, связанные с крушением тоталитарного режима Ходжи и его последователей.

Но все же кое-что баскские идеологи от албанцев заимствовали. Помимо изоляционизма речь идет об уравнительной системе распределения благ. Напомним, что в Албании каждый имел право на один костюм в год и на две пары башмаков. Мало, но зато поровну, что весьма привлекательно для сторонников ЭТА.

Впрочем, сегодня об албанском опыте они вслух не упоминают, и говорят о своей собственной модели социализма, который якобы показан самой баскской историей. В программу его построения входит, например, полное искоренение испанского и французского языков и их замена баскским, которым сегодня владеет не более 20 % местного населения. Далее необходимо уничтожить чуждую, небаскскую, культуру. Следует также провести всеобщую национализацию, уничтожить капитализм и распределить конфискованные богатства. Затем нужно установить одинаковую для всех так называемую социальную зарплату, невзирая на профессию и квалификацию.

В независимом баскском государстве будет царствовать своя, баскская демократия, непохожая ни на одну другую в мире. В последнем, впрочем, никто не сомневается, полагая, что все проблемы и споры при такой демократии смогут быть решены традиционным для экстремистов способом - выстрелом в затылок оппонента.

Что касается внешней политики, то радикалы уверены в том, что все народы Европы последуют их примеру и даже предлагают свои услуги для помощи в создании нового строя.









© Испания

Опубликовано: 2005-05-28 (10961 Прочтено)

[ Вернуться назад ]
Espana Spain Испания Spain.org.ru
Инфо, новости, фото Испании, туризм, недвижимость, знакомства в Испании, испанский язык